Ельчик

Онлайн чтение книги Ельчик-бельчик
Виктор Астафьев. Ельчик-бельчик

Ельчик-бельчик сначала не был Ельчиком-бельчиком. Он был икринкой. Ма-а-ахонькой икринкой, с пшенное зернышко величиной и желтенькой, как пшенное зернышко. Таких зернышек-икринок, неглубоко прикопанных в донном песке и в гальке, было очень много. И в одном таком зернышке, свернувшемся кружочком, спала рыбка. Потом ей тесно стало спать кружочком. Она начала распрямляться. Слабенькая, тонюсенькая пленка икринки лопнула, и у рыбки высунулся наружу хвост. А раз хвост появился, значит, надо им что-то делать. Рыбка шевельнула хвостиком, уперлась им в дно родной речки, оттолкнулась и всплыла. Но воды много было, глубоко было, и рыбке не подняться бы наверх, не осилить течение, да икринка-то зачем? Будто надутый шарик, завязанный на голову рыбки, она поднимала его выше, дальше, и рыбка почувствовала, как ей стало легко и тепло.

Рыбка еще ничего не видела, потому что голова ее, значит, и глаза ее были залеплены пленкой икринки. Не знала рыбка и того, что вместе с нею со дна реки поднялась и уплыла на прибрежную отмель, пыльно в воде клубящаяся, стайка таких же, как она, рыбок. Ничего еще не видя, не слыша, рыбки уже чувствовали страх и, похожие на серебристых мушек с одним крылышком, метались туда-сюда по отмели. Иные из них выскакивали на поверхность воды, тогда казалось, что пошел мелкий-мелкий дождик, и дождинки эти покрывали воду пугливыми кружками. Иные рыбки-мотыльки сослепу выбрасывались на камешки, на берега, на водяную траву или на застрявшую в воде коряжину и обсыхали на солнце, делались искрами, и береговые птички – трясогузки, кулики и зимородки склевывали их, питались ими.

Но вот маленькие рыбки стерли об воду остатки надоедной икринки и, увидев в первый раз в жизни свет, солнце, родную реку, заплясали, заплескались от восторга, без конца повторяя: «Как прекрасна жизнь! Как прекрасно солнце! Как прекрасна наша река!» Ельчики – сестры и братья, никогда до того не видевшие друг друга, стали знакомиться, давать друг другу имена. «Как тебя зовут?» – спросили они маленькую веселую рыбку. «Ельчик!» – радостно ответила рыбка. «Мы все ельчики!» – ответили ему братья и сестры. «Какое твое имя, скажи?» Ельчик задумался. И тут он увидел рядом с собой в светлой воде, а ельчики живут только в светлой, прозрачной воде, беленькую-беленькую рыбку, догадался, что это его тень, и радостно закричал: «Бельчик! Бельчик!»

«Ельчик-бельчик! Ельчик-бельчик!» – радостно закричали рыбки и всей семьей поспешили на отмель, к водяной травке, где много было всякого корму, и личинок, и семечек травяных, мошки и комары там падали в воду. Ельчик-бельчик метался по воде, выпрыгивал наверх, ловил мошек, собирал с травы личинок и наверхосытку отыскивал возле берега, за камешком или в заливчике травяное семечко и долго держал его во рту, будто конфетку-леденец. Такое было сладкое семечко.

Питался Ельчик-бельчик с восхода солнца и до захода солнца. И очень быстро рос. Кто хорошо ест, тот быстрей растет и становится сильным, – понял Ельчик-бельчик.

И он старался расти быстрее и стать сильным. Поэтому часто отделялся от родной стайки, не слушался маму-ельчиху и папу-ельца, которые их зорко стерегли, не позволяли удаляться в траву, в коряги и к большим камням, под которыми спал разомлевший в теплой воде налим и копался в песке речной бычок-подкаменщик. За большую голову, за неуклюжее туловище, за лохматые плавники его презрительно называли пищуженцем.

Однажды Ельчик-бельчик отбился от родной стайки, позабыл про маму-ельчиху и про папу-ельца, да и пошел путешествовать по реке. На пороге-Ревуне побывал, хотел пройти меж каменьев дальше, но вода здесь так мчалась, пенилась, кружилась, так ревела и содрогалась, что Ельчик-бельчик побоялся всего этого, полюбовался пестрыми харюзками и нарядными, как лесные красные лилии, ленками, подивился тому, как они резво тут плескались, лезли в самую струю, под водяной шум, в бой порога, шевеля, на лепестки цветов похожими, плавниками, крича друг другу: «Хорошо!» Позавидовал им, погрустил о том, что он не может здесь жить, так же вольно резвиться, да и подался вниз по реке – искать корм да чтоб побольше увидеть всяких диковин и изведать разных приключений.

Ниже порога он и заметил, как из-под большого бурого камня клубами вырывается мутная вода, кто-то под камнем пыхтит, роется, гребет плавниками и рылом дно реки.

«Ты кто?» – остановившись за камнем, спросил Ельчик-бельчик. «Проваливай!» – послышалось в ответ. Голос был скрипучий, недовольный. «Ладно уж. Жалко уж и сказать», – обиделся Ельчик-бельчик.

«Работаю. Корм добываю. Отвяжись и не мешай!» – «Хорошо-хорошо!» – согласился Ельчик-бельчик и, увидев в мутной воде плывущую личинку жучка-бокоплава, раскрыл рот и проглотил ее.

«Я работаю, как шахтер, в земле роюсь, – рассердился бычок-подкаменщик. – Личинку вот выкопал, а ты ее слопал! Воровать, молодой человек, стыдно! Так ты тунеядцем сделаешься, однако». – «Ой, какой вы дяденька-пищуженец, сердитый», – сказал Ельчик-бельчик.

«Не сердитый я. Труженик я. Кормилец-поилец. У меня тоже дети есть. Хар-рошенькие такие, пучеглазенькие, пузатенькие…» – Вспомнив про детей, подкаменщик сразу подобрел, крыльями смиренно зашевелил, во рту прополоскал, всю грязь из жабер вымыл, подышал ими, отряхнулся и миролюбиво уже сказал: «А по реке больно-то не шляйся. Здесь знаешь сколько всевозможной твари? И все хотят кого-нибудь поймать и слопать. Сунься вон в протоку, там, в траве речной пират – щука-подкоряжница – так и ждет, кого бы схватить и заглотить. Под листиками кувшинок ребята-окушата дежурят. Эти бандой окружат да так погонят, дай бог ноги. Они с хохотом, улюлюканьем охотничают, как на футболе. Да это все, брат, страхи не страхи. Тайменей видел?» – «Не-эт». – «Как же это ты не видел? Никому не говори, что не видел. Им чтоб почтение и трепет вокруг. Огромные они, краснобокие. Будто генералы в лампасах. А хвост у них. Оборони и помилуй нас, водяной! – закрестился всеми плавниками подкаменщик. – Будто лопатой вдарит таймень по воде – сразу кверху брюхом всплывешь! Тайменям все нипочем: хоть ондатра, хоть белка, хоть змея по воде плыви, птица ли какая – догонит, сцапает, только на зубах хрустнешь! Да вон они! Вон они! Наелись, в затишье идут отдохнуть. Прощай, брат! Берегися…» – и подкаменщик шустро под камень стриганул, мигом закопался, мутная вода веревочкой взвилась за его хвостом, и сделалось все шито-крыто.

Читать еще:  Оснастка на щуку

А мимо оробевшего Ельчика-бельчика, лениво работая землянично-алыми плавниками, проплыли две огромные, в полбревна величиной, рыбины. Были они осыпаны по туловищам серебром медалей и золотом орденов, спины их могучие были темны, лишь чем-то туго набитые животы были нежными, бабьими, и они бережно несли их, боясь ушибиться, не касались дна, скользили в воде хозяйски свободно, надменно, повелевающе. Ну, а хвосты – не соврал пищуженец – всем хвостам хвосты! Будто подкрашенный руль корабля, крылатый, закругленный на концах. Чуть шевельнулся хвост – и один таймень мигом оказался рядом с Ельчиком-бельчиком. Приостановился таймень, глянул на новожителя круглым, свинцом налитым взглядом, и сказал сотоварищу по речной команде: «Мал еще. Пусть подрастает. И тогда… Хо-хо! В службу пойдет, аль скушан будет». – Генерал-таймень подмигнул Ельчику-бельчику и, чтоб припугнуть его, не иначе, хлестанул хвостом так, что Ельчика-бельчика вышибло наверх и он, кружась листочком в воздухе, летел, летел, пока обратно в воду не упал.

Генерал-таймень пошутил, конечно, да Ельчику-то-бельчику не до шуток. Никак не мог он перевернуться на живот, упереться в воду и уйти вглубь. Так и плыл на боку, беспомощный, беленький, а над рекой кружился коршун-скрипун, высматривал добычу – больную или мертвую рыбу, птенца, отбившегося от табуна или выпавшего из гнезда, мышку, обшаривающую речную траву в поисках корма. Коршун-скрипун увидел Ельчика-бельчика, спикировал вниз, притормозил над водою и схватил его когтями.

«Все! Конец! – подумал Ельчик-бельчик, – доигрался, добаловался! Мама! Папа!» – закричал он. Но мама-ельчиха и отец-елец были далеко, караулили детей своих, кормились вместе с ними, и не слышали они Ельчика-бельчика.

На этот раз спас Ельчика-бельчика случай. Коршун-скрипун увидел, что над водой бьются, черным ворохом клубятся вороны и никак не могут схватить большую, едва шевелящуюся рыбину. «Ха! Растяпы! Орать только, базарить!» – презрительно проскрипел коршун и, разжав когти, ринулся за большой рыбиной, подцепил ее острыми когтями и, крича воронам: «Фигу вам! Фигу вам!» – унес добычу в лес, голодным, зевастым коршунятам, дожидавшимся папу в высоком гнезде.

Ельчик-бельчик, задохнувшийся, раненный острыми когтями коршуна-скрипуна, долго падал с неба, и когда шлепнулся в воду, ни хвостом, ни плавником пошевелить не мот. Вода кружила и несла его куда-то. Он хотя и не шевелился и едва дышал, но радовался врачующей его воде, родной реке, радовался, что остался жив, и давал себе слово: никогда больше не отбиваться от родной стайки, всегда слушаться маму-ельчиху и папу-ельца, и вообще жить смирно, служить примером родному коллективу.

Обессиленного и раненного, Ельчика-бельчика принесло в тихую протоку, затянуло под круглый лист кувшинки. Ельчик-бельчик возился под листом кувшинки, пробуя со спины опрокинуться на брюшко и плавать, как полагается всем здешним рыбам.

Любопытная трясогузка села на качающийся лист, заглянула в воду и застрекотала: «Рыбка! Рыбка! Раненый ельчик. Где его папа? Где его мама? Надо помогать ельчику! Надо помогать…» – «Как ему теперь поможешь?» – сказал задумчивый зимородок, сидевший на самом кончике ивового прутика. Зеленый, всегда нарядный, на елочную игрушку похожий, он нагнул прутик до самой воды, смотрел в нее, охотился на букашек и малявок, добывал пропитание детям. Ему было не до Ельчика-бельчика. Долговязый куличок-перевозчик, бегая по берегу, тонко причитал: «Тити-вити, тити-вити!» – что значило: «Помогите! Помогите!» Чайка-почекутиха, пролетая над протокой, покосилась и сказала: «Вот и помогите, раз вы такие добрые. Не то я его съем и тут же задом выплюну – чтоб не вольничал».

Никто не мог и не хотел помочь Ельчику-бельчику. Спасайся сам, выздоравливай сам, раз не слушался маму с папой.

Вечером на протоке открылась охота. Веселые беспощадные окуни бандой окружали и гоняли обезумевших малявок. Где-то в траве, меж коряжин, раз-другой плеснулась и кого-то поймала подкоряжница-щука. Проплывая веселой, жадной компанией мимо Ельчика-бельчика, хваткие, насытившиеся окуни притормозили, в философские рассуждения пустились: «Доходит парняга! А все отчего? Веселой жизни захотел!» И как таймени-разбойники во всю пасть – хо-хо-хо да ха-ха-ха! Подрастай, говорят, мы тебе объясним, что такое се-ля-ви… «Хо-хо-хо. Да он еще по-французски не волокет, робя! Научим! Объясним глыбокий смысл жизни»…

Уж солнце на закат ушло, уж все успокаивалось на протоке, когда из травы молча, незаметно выплыло, и не выплыло, – а возникло что-то такое похожее на сучковатую корягу. У коряги было плоское рыло, широченный рот, носище с загибом, сапогом, тупым покатым лбом, змеиные, в упор пронзающие глаза и пестрое хвостатое тело. «Щука это, подкоряжница!» – догадался Ельчик-бельчик и понял, что теперь уж ему совсем конец пришел.

Но подкоряжница была сыта, сон ее уже одолевал, дремота брала и, зевнув пастью, до горла усаженной шильями зубов, она протяжно, лениво и складно молвила: «Фи, мы, малявка, сыты! Мне и рот-то открывать ради такого октябренка не хотца», – и пошла было в траву, под коряги, на покой, да вспомнила, кто она такая, надо ж страху нагнать на всех обитателей протоки, чтоб не дремали попусту, чтоб дрожьмя дрожали до утра, и в такой узел воду завязала, так вдарила хвостом, что все рыбины и их детишки сыпанули в разные стороны, кто над водой, кто в воде, кто и на берег в панике выметнулся. Птицы с испугу взнялись, вороны заорали, чайка-почекутиха, пролетающая над протокой, вскрикнула: «А, чтоб ей пусто было, этой подкоряжнице!» Сделав круг над тем местом, где унялась и заснула под корягой нажравшаяся хищница, и увидев, что никакой поживы от нее не осталось, чайка-почекутиха всех пернатых обитателей берега успокоила: «Спите с миром, братья! Подкоряжница дрыхнет, таймени отдыхают», – и, опустившись на плоский камень, сама осела на подогнувшиеся лапы, замерла в чуткой дреме. И снился ей рассветный час на земле, пробуждение неба за лесом, река, усыпанная рыбой, и двое неуклюжих, на капусту похожих чаят, уснувших под кустами, на другом берегу и готовых заорать на утренней зорьке, потребовать пропитания. «Обжоры мои ненаглядные!» – умилялась чайка-почекутиха, сонно распускаясь пером и телом.

Читать еще:  Дейма - место для рыбака

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

«Балда», «Секретик» и ельчик. Старые игры для новых детей

Развивающие игры совсем не обязательно должны быть дорогими. Они вообще не обязаны быть материальными. Каким незаслуженно забытым играм из нашего детства стоит научить собственного ребенка, читайте в колонке журналиста и мамы троих детей Анны Кудрявской-Паниной.

На днях, присматривая подарок к первому дню рождения младшей дочери, я зависла на сайте с развивающими игрушками. Я била себя по рукам, потому что мне хотелось отправить в корзину почти все увиденное, подходящее годовалым детям, трехлеткам и даже школьникам. А что? Ребенок же подрастет, и все это, такое замечательное и развивающее, конечно, нам будет нужно! А еще я ловила себя на мысли, как мне жаль, что ничего этого не было, когда росли и развивались мои старшие сын и дочь. Тогда купить набор Lego (совершенно неважно, какой именно) уже было огромной удачей.

Еще позже моя мысль унеслась в собственное детство, когда и Lego никакого в помине не было. Ну да, ну да, то самое лохматое времечко трудного детства и деревянных игрушек, прибитых к полу. А если серьезно, как раз наоборот. Я вспомнила игры, которые доставляли мне невероятное удовольствие и не требовали, по сути, никаких затрат, у них или вовсе не было атрибутики, либо она была минимальной. Ну и, конечно, эти игры развивали. И более того, в них можно было играть с мамой. Или папой. Не знаю, как вы, а мне до сих пор игры с родителями вспоминаются с каким-то особенным чувством. А уж какой восторг − выиграть у взрослых!

Если спросить меня про топ-файв таких занятий из моего детства, мне даже не придется задумываться.

Самая простая, но очень увлекательная игра − это «Бери да помни». Все, что нужно, − это желание и куриный ельчик. На самом деле и он-то не особо необходим, разве что как ритуальный атрибут. Ельчик − это диалектное название вилочковой кости у птиц. После обеда или ужина, когда от вареной или жареной курицы остались только рожки да ножки, то есть кости, среди которых и тот самый ельчик, поиграть в «Бери да помни» сам бог велел. Двое игроков берутся за косточку и разламывают ее. И каждый дает свою часть другому, торжественно и важно произнося: «Бери да помни». И каждый отвечает: «Беру да помню!» Теперь, принимая что-то из рук второго игрока, нужно не забывать говорить эту фразу «беру да помню». Не успел сказать, задумался, забыл − всё, проиграл. Выигравший кричит: «Ельчик!» − чем знаменует свою победу и конец игры.

Обыграть внимательных взрослых − очень нелегко. Что я только ни придумывала, чтобы запутать маму или папу, чтобы они забыли сказать заветные слова. От «подержи мою куклу, у меня шнурок развязался» до «давай я тебе соль передам». Иногда игра могла идти до позднего вечера, продолжаться следующим утром или длиться еще несколько дней. Казалось бы, что сложного? Просто будь внимателен. Но вот это-то как раз и сложно, поэтому чаще всего проигрывала я. Но как было круто «обмануть» родителей, поймать их, забывших вдруг о главном. А особенную гордость вызывали те случаи, когда я на 100% была уверена, что со мной не сыграли в поддавки.

Что развивает эта игра? Фантазию и внимание точно. А еще бонусом не требует никаких временных, впрочем и иных, затрат.

Еще одна игра на внимание и фантазию, но более продвинутая, − это «Вам барыня прислала». В интернете я нашла несколько вариантов зачинов, но суть игры одна. Сначала присказка: «Вам барыня прислала голик да веник, да 100 рублей денег, велела не смеяться, не улыбаться, «да» и «нет» не говорить, черное с белым не носить, губки бантиком не делать. Вы поедете на бал?» Собственно, в этом зачине и перечислены все правила. Ничего сложного − отвечать на вопросы визави по игре, руководствуясь правилами. Правда, я никак не могла взять в толк, что такое губки бантиком. И губила меня обычно смешливость. А вот маму провести было очень трудно.

Самое обидное − забыть обо всем и выпалить «да» в ответе на первый же вопрос. Но если я была внимательной и сосредоточенной, то игра могла длиться очень долго. В ней рождались удивительные сказки − про принцесс в роскошных цветных нарядах на балах, рыцарей и драконов. Можно было увлечься придуманной историей настолько, вообще забыть, что это игра, и на вопрос, съест ли дракон принцессу, возмущенно воскликнуть: «Конечно, нет!». И проиграть! Зато принцесса спасена.

Кроме внимания и фантазии эта забава развивает умение управлять эмоциями и словарный запас, если вы, конечно, расскажете ребенку, что такое «голик».

Читать еще:  Угорь

Кстати, о словарном запасе. «Высокоинтеллектуальная» игра в слова с гораздо менее интеллектуальным названием «Балда» часто спасала нас с мамой от скуки в долгой дороге (на самом деле она выручала маму от моего бездельного нытья). Она не очень подходит совсем маленьким детям, но лет с пяти-шести в нее вполне можно играть почти на равных. Я говорю про устный вариант «Балды». Кстати, о письменном я узнала, уже будучи глубоко взрослой. Правила, конечно, посложнее, чем у предыдущих забав. Но это вполне понятно в случае лингвистической игры.

Участвовать могут двое или больше игроков. Использовать можно только нарицательные существительные в единственном числе и именительном падеже. Первый участник называет любую букву. Дальше ходят по очереди, добавляя свою букву до или после сказанной другим игроком, а потом перед или после сочетания букв. При этом участник обязан иметь в виду конкретное слово, а не фантазировать, и оно должно заканчиваться на ходе соперника, у которого, собственно, такая же задача. Кто назвал существующее слово, проиграл.

О, как часто я внутренне ликовала, понимая, что хитрое слово, задуманное мной, неизбежно приведет к победе, потому что оно − с таким сочетанием букв − единственное на свете, и мама не сможет меня перехитрить. О, каким обескураживающим было разочарование, когда ход игры принимал совершенно неожиданный для меня оборот. Но. Тем слаще был вкус победы в следующем раунде.

У нас в семье игра велась до пяти побед − по количеству букв в слове «балда». Проиграл первый раз? Получи букву «б», второй − «а». И так пока не станешь полным балдой.

«Балда» отлично развивает внимание, память, словарный запас и, что немаловажно, грамотность.

Лото. Про него даже рассказывать ничего не надо. Все всё знают. И это то, во что интересно играть всей семьей. По сути, это лотерея, в которой выигрывает счастливчик, хотя кто-то не очень внимательный может и не отыскать объявленные цифры у себя на карточке. Будьте осторожны: азартная игра затягивает, и не только детей, и может продлиться далеко за полночь! Что развивает лото кроме пресловутого внимания? Учит цифрам и числам совсем маленьких. Ну и, конечно, укрепляет семейные узы, как и любое совместное времяпрепровождение.

Ну и на закуску мое любимое занятие из детства. Это «Секретик». Не в том смысле, что я вам не расскажу, а в том, что так назывался результат этого самого любимого занятия. В этой игре не было выигравших и проигравших, было творчество и сплошное удовольствие. Почему «секретик»? Потому что задача была в том, чтобы в каком-нибудь укромном месте на улице вырыть в земле небольшую ямку, положить в нее что-то красивое и прикрыть плотно бутылочным стеклышком (особенно круто − цветным) эту композицию. Присыпать сверху землей и пометить место камушком, палочкой или еще каким-то знаком. А потом, спустя время, раскопать и чрез стекло любоваться своим «секретиком». Под стеклом были цветы и желуди, бусинки и красивые камешки, ракушки и фантики от конфет. Иногда это были удивительно красивые композиции. Иногда они напоминали о чем-то важном и памятном. Я с нетерпением жду, когда моей младшей дочке будет хотя бы года три, чтобы сделать с ней ее первый «секретик».

— Мне ску-у-у-у-учно, мам. Поиграй со мной.

Среднестатистическая мама слышит эту фразу не один раз за день. Среднестатистическая мама закатывает глаза, потому что знает, что одной игры ее среднестатистическому ребенку не хватит и ей придется придумывать еще и еще. А среднестатистическая мама устала, у нее множество дел, она хочет отдохнуть или поработать, или заняться домашними делами, или просто не хочет сейчас играть по другой причине или без нее.

Но если среднестатистическая мама вспомнит в этот момент маленькую себя, то именно с этой фразы может начаться самое интересное, то, что потом ее ребенок обязательно будет вспоминать спустя долгие годы с особым теплом. Поверьте, я точно это знаю.

Гостиница «Ельчик»
г. Елец

Елец, Улица Коммунаров, 10А

Гостиница ««Ельчик»» расположен в центре города Елец, в его историческом, культурном и деловом центре, который прекрасно сочетает в себе деловую активность, сферу развлечений и спокойную размеренную жизнь.

Гостиница ««Ельчик»» расположен в центре города Елец, в его историческом, культурном и деловом центре, который прекрасно сочетает в себе деловую активность, сферу развлечений и спокойную размеренную жизнь.

Гостиница ««Ельчик»» расположен в центре города Елец, в его историческом, культурном и деловом центре, который прекрасно сочетает в себе деловую активность, сферу развлечений и спокойную размеренную жизнь.

Номера в Гостинице «Ельчик»

Гостиница располагает богатым номерным фондом и готова удовлетворить пожелания любого клиента, в Гостинице «Ельчик» Вы можете забронировать как стандартные номера так и номера повышенного комфорта.

Двухместный номер с 2 отдельными кроватями

Цена от 2340 руб.

Стандартный трехместный номер

Цена от 2850 руб.

Улучшенный четырехместный номер

Цена от 2600 руб.

Двухместный номер с 2 отдельными кроватями и общей ванной комнатой

Цена от 1400 руб.

Трехместный номер с общей ванной комнатой

Цена от 2100 руб.

Одноместный номер с общей ванной комнатой

Цена от 800 руб.

К услугам гостей в Гостинице «Ельчик»

Wi-Fi в лобби-зоне

Возможна оплата картой

Круглосуточная стойка регистрации

Услуги стирки и глаженья

Рейтинг Меготел / 10

На основе отзывов пользователей Меготел Гостиница «Ельчик» имеет рейтинг: .

На основе отзывов пользователей Меготел Гостиница «Ельчик» имеет рейтинг: .

Размещение:

О Гостинице «Ельчик»

Гостиница «Ельчик» Елец – превосходный бизнес-отель лучших мировых традиций. Следует отметить, что ««Ельчик»» является первым в Елец представителем сети «Ельчик» и полностью соответствует её высоким стандартам. Он уже успел заслужить одобрение со стороны своих клиентов, оценивших все его достоинства и преимущества. К фирменным особенностям сервиса «Ельчик» можно отнести систему комфортного сна, которой оснащены все 22 номера: «Garden sleep system». Комфортная, приятная на вид, грамотно оформленная, с полным объёмом услуг, гостиница не оставит безразличным даже самого строгого критика

Источники:

http://librebook.me/elchik_belchik/vol1/1
http://www.m24.ru/articles/obshchestvo/12112017/151495
http://elchik.ruhotel.su/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector
×
×