Хозяйка ручья

Хозяйка ручья

  • ЖАНРЫ
  • АВТОРЫ
  • КНИГИ 583 473
  • СЕРИИ
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 538 615

Лукас Кохран возвратился в Проспер почти месяц назад и до сих пор продолжал изумляться, насколько его название, означавшее «процветающий», подходило этому маленькому, опрятному, жизнерадостному городку. Ведь Лукас помнил времена, когда на месте Проспера была пустынная земля, а белые люди жили только в усадьбе Дабл Си. Но золотая лихорадка 1858 года погнала тысячи жаждущих быстрого обогащения людей в горы Колорадо. В окрестностях теперешнего Проспера золота не обнаружили, но некоторым приглянулась земля, люди остались здесь, создав небольшие ранчо. Новым поселенцам требовались самые разнообразные товары. Поэтому первым строением будущего города стал магазин, служивший и жильем и баром. C него и началось крошечное селение, которое впоследствии превратилось в Проспер, штат Колорадо.

Лукас повидал множество быстро выросших городов и не только в Колорадо. Все они выглядели более впечатляюще, чем Проспер, и люди делали в таких местах большие деньги. Все они походили друг на друга своей безумной, лихорадочной жизнью. Грязные улицы заполняли толпы старателей и тех, кто пытался заставить их расстаться со своим золотом: владельцев салунов, шулеров, проституток и мошенников. И Лукас был доволен тем обстоятельством, что Проспер не осчастливлен — или проклят — ни золотом, ни серебром. Оставаясь самим собой, этот городок по-прежнему существовал, в то время как большинство городов старателей вымирали и, разрушенные непогодой, превращались в скелеты.

Проспер же был действительно процветающим городком, хорошим местом для того, чтобы создать здесь семью, о чем свидетельствовали триста двадцать восемь человек, населявшие его. Вся деловая жизнь сосредоточилась на длинной центральной улице, вокруг которой расположились девять других, застроенных небольшими домами. Но были и такие дома, как, например, дом банкира Вилсона Милликена, которые не показались бы неуместными и в Денвере, и даже в крупных городах восточных штатов.

В Проспере имелся только один салун и не было публичных домов, хотя все мужчины знали, что две девушки из салуна всегда готовы оказать любые дополнительные услуги за определенную плату. В северной части города находились церковь и начальная школа. В Проспере также были банк, две гостиницы, три ресторана (два из которых находились в гостиницах), универсальный магазин, две платные конюшни, магазин тканей, сапожная мастерская, кузница и даже магазин головных уборов для дам.

Своим возникновением город был обязан семейству Кохранов, захватившему обширную местность Дабл Си в сражениях с команчами и арапахо и оплатившему эту победу собственной кровью. Лукас был первым Кохраном, родившимся здесь, а теперь стал последним: во время войн с индейцами он похоронил двух братьев и мать, а его отец умер месяц назад. Постепенно Дабл Си заселили и другие фермеры, но Кохраны были первыми и купили ценой собственных жизней для всех обитателей этой местности безопасность, которой теперь наслаждался и Проспер. Все старожилы знали, что город начал свое существование не с длинной центральной улицы, а с нескольких могил на семейном кладбище Кохранов.

Каблуки сапог Лукаса глухо стучали по мостовой. Он направлялся к универсальному магазину. Дул холодный ветер, пахнувший снегом. Низкие, серые тучи клубились над вершинами гор, указывая на то, что весна опять задерживается. Лукас обогнал женщину, кутавшуюся в шаль, и дотронулся до своей шляпы.

— Похоже, что еще будет идти снег, миссис Паджет, — произнес он.

— Похоже на то, мистер Кохран. — Беатрис Паджет дружелюбно улыбнулась ему.

Войдя в магазин, Лукас кивнул его владельцу мистеру Винчесу. В течение последних десяти лет, пока Лукас отсутствовал, дела в магазине шли настолько хорошо, что его хозяин Осия Винчес смог нанять служащего, который выполнял большую часть работы.

— Осия, — произнес Лукас вместо приветствия.

— Как дела, Лукас? Начинает немного холодать, не правда ли?

— Да, к утру пойдет снег. Может, он кому и нужен, но лично я жду весну

— Кто из нас не ждет? Пришли что-нибудь купить?

— Только ружейное масло.

— Вниз, налево и до конца.

Лукас пошел в направлении, указанном Осией, и чуть не наткнулся на фермершу, рассматривавшую сбрую. Он рассеянно пробормотал извинения и продолжил свой путь, даже не оглянувшись. Фермерство стало трудным занятием для женщин, и оно старило их раньше срока. Кроме того, он заметил знакомую светловолосую голову над мешками с мукой, и его охватило радостное волнение. Оливия Милликен принадлежала к тому типу женщин, который всегда нравился ему. Именно на такой девушке Лукас хотел бы жениться: хорошо воспитанная, с приятным характером, красивая, она бы составила счастье его жизни. У него были большие планы, связанные с усадьбой Дабл Си, и непоколебимое честолюбие для того, чтобы претворить их в жизнь.

Рядом с Оливией Лукас увидел двух молодых женщин, поэтому не подошел к ней, а только прикоснулся к краю шляпы, когда их взгляды встретились. К чести Оливии, она не захихикала в ответ на его приветствие, как две другие женщины, а только серьезно кивнула, давая понять, что узнала его. При этом на ее лице выступил легкий румянец, от которого она стала еще привлекательнее.

Лукас расплатился за ружейное масло и вышел. Дверь еще не успела захлопнуться за ним, как послышались приглушенные смешки и повизгивание приятельниц Оливии.

— Он дважды танцевал с тобой!

— О чем он говорил?

— Я так волновалась, когда он пригласил меня, что чуть не умерла!

— Он хорошо танцует? Клянусь, у меня бы все перевернулось внутри от одной мысли, что он обнимет меня за талию. И хорошо, что он не пригласил меня, иначе я выставила бы себя на посмешище. Однако я должна признаться, что страшно ревновала тогда, Оливия.

Ди Сван поглядывала на трех молодых женщин, две из которых болтали без умолку, не давая Оливии возможности ответить. Смущенная Оливия все же сохраняла самообладание. Да и две другие шушукались в сторонке, пытаясь говорить тихо, но их возбуждение привлекло к себе внимание Ди. Не надо было подслушивать, чтобы понять содержание разговора, касающегося, как обычно, какого-то мужчины, в данном случае, Лукаса Кохрана. Ди продолжала выбирать новую уздечку. Жесткие полосы кожи скользили между ее пальцами

— Он вел себя как настоящий джентльмен, — произнесла Оливия ровным голосом. Дочь банкира очень редко теряла самообладание.

Лукавство искрилось в глазах Ди, наблюдавшей за безупречными манерами мисс Милликен, когда их взгляды встретились. Оливия поняла веселье Ди так же ясно, как если бы та громко рассмеялась, и она также поняла, почему Ди не только не присоединилась к ним, но и предпочла, чтобы Оливия ничем не отметила ее присутствия, кроме вежливого кивка. Ди всегда ревностно оберегала свое уединение, и Оливия, уважая подругу, не пыталась втянуть ее в разговор, который наверняка был ей неинтересен и неприятен.

Даже в таком маленьком городке, как Проспер, имелись светские условности и предрассудки. По сложившимся традициям, Ди Сван не могла быть приглашена в те дома, где бывала Оливия Милликен. Независимая Ди презирала эти условности. Она объяснила своей школьной подруге, что не стремится быть исключением из этих скучных и смешных правил. Ее стремление к уединению было столь сильным, что лишь они с Оливией знали, насколько в действительности дружны. Ди никогда не посещала дом Милликенов. Только Оливия приезжала, всегда в одиночестве, к небольшой хижине Ди. Такая договоренность устраивала обеих. В обществе Ди Сван дочь банкира Милликена могла быть сама собой, лишь со своей подругой была она откровенна и чувствовала себя свободной от недоброжелательных, завистливых взглядов и сплетен. А сейчас Оливия решила непременно приехать к Ди и рассказать обо всем, что произошло со времени их последней встречи, которая состоялась более месяца назад из-за затянувшейся зимы.

Читать еще:  Томь (Амурская область) - место для рыбака

Игра Феечки. Глава 30

Для решения проблемы
Не годятся полумеры,
«Метод тыка» чем хорош-
Всё найдёшь, коль доживёшь.

Паук проскрипел что-то.

— Чего это он? – поинтересовался я.

— Спрашивает, чего это мы на него накинулись, — феечка пожала плечиками, — вечно с хищниками так. Как пожирать невинных жертв, так пожалуйста, а как его самого поколотили, удивляется.

— Так и переведи ему, что феям и эльфам надоело, что их кушают, — я ухмыльнулся, — вот решили злодея немного осудить и прикончить.

— Так мы же никого не убиваем, — ужаснулась пикси.

— А паучидзе об этом знает? – спросил я, — возьмём на понт бедняжку, а там и сторговаться можно. Не таскать же эту тушу за собой всё время. У нас Водолеечка кто, близкая подруга или тягловое животное? Скажи, что скормим негодяя лягушке.

— Да-да, — обрадовалась амфибия, облизнулась даже, — мне такая идея очень по душе, точнее, по желудку.

Бедный паук дракон аж подпрыгнул, хотя и лежал на спине со связанными лапами. Заскрипел что-то жалобно, глазками моргает, жвалы дрожат.

— Паучидзе клянётся сделать всё, что скажем, больше в жизни не трогать никого из малого народца, детям-внукам заказать, — Зану улыбнулась.

— Ну, нас, храбрых воителей, здесь четверо, значит, каждому отдельный выкуп требуется, — я потёр руки, — во-первых, чтобы Водолеечка не голодала, пусть наловит ей насекомых, сколько сможет скушать. Второе, нам нужна паутина для Меледины. В-третьих, разумеется, смена диеты, а, в-четвёртых, мне необходим шлем из прозрачной паутины, чтобы разные милые феечки в голове не ковырялись.

— Эй, это неправильно, — взвилась наставница, — ты обязан достичь всего с помощью духовной силы.

— Духовную силу нарастим, — я отмахнулся, — а защита уже сейчас нужна. И тебе же лучше будет. Если не сможешь читать в моём разуме, не поймёшь, искренен я, хваля тебя, или нет, а значит, всё примешь на веру и получишь удовольствие.

— Может, ты и прав, — кроха поморщилась, — твой разум – такая мерзкая помойка, если избавлюсь от необходимости в ней копаться, буду только рада.

Моя просьба была самой простой, с неё и начали. По сути, работа с прозрачной паутиной мало отличалась от аналогичной паучариев. Паучидзе выдал материал, Зану осыпала его пылью, плюнула мне на руки, а дальше я особенно и не старался, главное, чтобы на голове хорошо сидел, всё одно, никто никогда не увидит. Получилось ведро, как у рыцаря, с дырками для дыхания. Подшлемник я сделал из листика.

После паук натаскал из своего схрона живых завёрнутых в паутину насекомых, оставалось только трясти их, чтобы лягушка увидела и подхватила языком. Среди жертв отыскался и неизвестный нам эльф, когда освободили, долго благодарил и кланялся, а потом поспешил удалиться.
Клятву не трогать фей и эльфов, хищник принёс по всем правилам, Зану наложила на него татуировку – печать. Нарушишь её и мгновенно превратишься в камень.
Оставалось самое простое, мы всей толпой направились к Меледине. Хозяйка ручья, узрев гостей дорогих, побледнела, как смерть, с лица спала, голову в плечи вжала.

— Вот, — я махнул рукой, — хотели прозрачную паутину получить, так мы вам целого паука привели, доите, так сказать, сколько пожелаете.

— А-а-а, он меня не съест? – спросила Меледина дрожащим голосом.

— А я почём знаю, – я пожал плечами, — мы о чём договаривались? Вам паутину, мне — Водознатцев. Вот, распишитесь в получении и поговорим о третьем задании.

— М-моё третье желание, — хозяйка ручья сглотнула, чтобы ты немедленно избавился от этого чудовища, как-нибудь обойдусь без паутины.

— Как будет угодно прекрасной леди, — я поклонился Меледине, — Зану, счастье моё, передай, пожалуйста, господину Паучидзе, что мы освобождаем его от исполнения второго желания. А вот третий пункт советую помнить крепко.

Водознатцы оказались странной помесью золотой рыбки и лягушки, с туловищем и хвостом первой и лапками и ртом последней. Хозяйка передала нам одну такую прелесть в шаре из воды, которую удерживал магический барьер. Меледина, всё ещё бледная и дрожащая, пыталась улыбнуться, но улыбочка вышла жалкой.

— Иметь с вами дело безумно приятно, — я поклонился фее, — если потребуется помощь какая, вы знаете, к кому обращаться и простите, если невольно испугали.
Хозяйка ручья лишь поморщилась, как от зубной боли.

— Кажется, я обнаружил ещё одно отличие между вами, — обратился я к Зане, когда направились мы к полю Медведко Рыжего, — ты – куда храбрее. Перед пауком не дрогнула в бою, а соперница чуть в обморок не рухнула, хотя ей решительно ничего не угрожало.

— Я ослышалась, – наставница поморгала глазками, — ты меня похвалил. Вот так открыл рот и без предупреждения и предварительных просьб сделал комплимент, искренне?

— Не надо из подопечного своего делать чудовище, — я пожал плечами, — не спорю, моя мечта – избавиться от тебя и чем скорее, тем лучше, и никто в целом мире так сильно не раздражает и не утомляет, но если у одной знакомой мне пикси вдруг обнаружились некие достоинства, грех их не отметить. Уважай врагов своих пуще друзей, ибо недооценка их способностей приведёт к поражению и гибели.

«О, теперь, когда мысли мои никто не читает, я могу хвалить тебя так часто, как захочу, — подумал я, — план, лишь маячивший где-то на грани сознания, наконец, можно продумать во всех подробностях. Главное, чтобы шуточка с желаниями была не какой-нибудь условностью. Берегись, милая Заннучка, моя месть скоро обрушится и на тебя, и на других, и поверь, мало никому не покажется. Но чтобы всё получилось как надо, придётся пойти у феечек на поводу и пройти все двенадцать уровней, как положено, расстараться во всю, приложить все силы и таланты»!

Медведко нас буквально заждался, как увидел, чуть в пляс не пустился, схватил свой волшебный мешочек. Энтузиазм его нас весьма порадовал. Теперь предстоял мне долгий и тяжёлый труд.

— Вот, лопату я приготовила заранее, — Зануда воткнула в землю передо мной инструмент, — хоть и не догадывалась, что ты можешь придумать, однако перестраховалась. И ещё, несколько наших паучариев вызвались помочь. Берут немного, по монету за колодец каждому, я до следующего уровня восстановиться, увы, не успею.

— Хватит и одного помощника, — я поморщился, — нечего разбазаривать скромные средства.

— Но, нам понадобится целый океан паутины, — начала пикси.

— Хочет денег, пусть старается, — отрезал я, — колодцы кому нужны, мне что ли?

Читать еще:  Чебачье Малое озеро - место для рыбака

Вот остановились мы перед первым домом поселения, наставница вылетела вперёд с шаром с водознатцем в ручках, начала водить его туда — сюда. Сначала рыбаушка плавала вяло, едва шевеля лапками и плавниками, но стоило Зану сделать два шага вперёд, как волшебное существо будто подменили, как обезумело, начало нарезать круг в своём «аквариуме».

— Вот, здесь копать надо, — пикси улыбнулась.

Медведко в дополнительном инструменте не нуждался совершенно, тут же начал рыть, отбрасывая землю в кучу. Мне оставалось только грузить грунт в волшебный мешок, в котором он исчезал бесследно.

Наш славный помощник готов был выкопать яму сразу, но, увы, это было слишком опасно, земля имеет дурацкое свойство обваливаться, оттого, вырыв примерно метр, Рыжий выбирался наружу, паучарий, вызвавшийся помочь, молодой монстр, по имени Спырикс, нагибался над колодцем и обливал стенки паутиной, потом я, отчаянно маша крыльями, быстро выравнивал их, формируя кольцо.

Знаете, покраска домов отняла намного больше времени, чем откапывание колодцев, но работа эта, куда более сложная технически, почти не отнимала физических сил. Теперь же с меня, в прямом смысле слова, семь потов сошло. Мышцы ныли и болели, ноги тряслись. Спасибо перчаткам антимагическим, оказалось, они ещё и руки от мозолей защищают.

И ведь, заметьте, я занимался не самыми сложными работами, копал бы сам, помер уже на третьем колодцем, а ведь нам понадобилось вырыть целых пятьдесят штук, каждый от десяти до двадцати метров. «Срубы» гильдия мастеров — паучариев согласилась изготовить самостоятельно, за деньги хозяев, благодарю их и за это, не знаю, смог бы я сам их сделать как надо и в должном количестве.

— Излечивающего эликсира не желаешь? – с хитрой улыбкой спросила Зануда.

— Только если бесплатно угостишь, — в тон ей ответил я, — ведь как потенциальная жена, должна заботиться о женихе. Или у нас доходы раздельные. Мои денежки на семью, а твои на мелкие женские капризы?

— Заслужи сначала право называться женихом и, поверь, весь остаток жизни я посвящу тому, чтобы заботиться о тебе, — феечка хихикнула, — и свои деньги, разумеется, тоже отдам.

— В таком случае, век мой будет весьма короток и полон страданий, — кивнул я.

Большую часть колодцев вырыли без приключений, но при работе с сороковым Медведко завопил вдруг, струя какой-то чёрной жидкости ударила в небо, подбросив нашего копателя. Несчастный, полежав несколько мгновений на фонтане, как на кровати, рухнул вниз, не успев понять, что делаю, я прыгнул вперёд, поднял руки, и массивное тело монстра сбило меня с ног и впечатало в землю.

— Ой, ты же меня спас! – прохрипел Рыжий, — я теперь тебе по гроб жизни обязан, что могу для тебя сделать?

— Прежде всего, слезь с меня, — прохрипел я, — раздавишь, здоровяк.

— Конечно – конечно, — Медведко поспешил вскочить и даже помог подняться.

— Хорошо я попался, — я поморщился, — от смертного человека и лепёшки не осталось бы. Да, леди наставница, как у вас тут, нефть ценится больше, чем вода или примерно так же? В моём мире мы все уже миллиардерами стали.

— Это не нефть, — феечка махнула рукой, — а чёрная вода, проходящая через угольные копи. Для питья не годится, как и для стирки. Если только ткани окрашивать. Так что кому-то придётся вырыть новый колодец, а этот оставим гильдии паучариев.

— Какая радость, — я всплеснул руками, — а я-то боялся, что работа слишком быстро кончится, и не успею задолбаться до полусмерти.

Я потянулся за лопатой, но правая рука была решительно против, от движения невыносимая боль пронзила её.

— Теперь без лечилки не обойтись, — пикси всплеснула руками, — только бы денег хватило.

— Я готов внести нужную сумму, — заявил Рыжий, — разумеется, зерном, но оно немало стоит на рынке.

— Спасибушки, — я скрипнул зубами, — увы, мои собственные финансовые дела в плачевном состоянии.

И вот прилетела Зану, принесла заветную бутылочку. Розовенькую такую, с этикеткой, на которой начертан был зелёный символ. Фея вытащила пробочку, понюхала и протянула мне.

— Что, аптекарь мог и перепутать средство, – хмыкнул я, — среди твоих соперниц не было его родственницы?

— Вообще-то за мастером Поккори такого не водится, — хихикнула крошка, — просто мне запах лекарства нравится.

Я осторожно принял пузырёк с эликсиром, поболтал.
— За здоровье всех присутствующих, — провозгласил я и осушил бутылочку.

Странный вкус, честно говоря, чем-то похоже на яблочный сок, смешанный с виноградным, только немного слаще и слегка газировано. Зато реакция пошла сразу. Для начала исчезла боль, кость хрустнула, восстанавливаясь, следом ушла усталость, я почувствовал даже лёгкую эйфорию.

— Я заставила разбавить средство водой на две трети, водой, — пояснила Зуну, — на всякий случай, чтобы привыкания не появилось.

****
— Ну, вот и всё, — Медведко отряхнул верхние конечности, — увы и ах, мешок полон едва ли на четверть, стоило бы потребовать назад зерно, но, поскольку кое-кто рискнул здоровьем ради меня, будем считать, что квиты.

Честно говоря, покраска разбаловала меня, ожидал, что опять вручат какой-нибудь полезный артефакт или деталь доспеха, так вот, фигушки без маслица. Толпа, собравшаяся поприветствовать героев, пошумела, помахала руками, трижды проорала моё имя и… разошлась. Только наставница протянула изрядный кошель с золотом.

— У тебя есть выбор, положить всё на свой счёт или в дело пустить, — Зануда нахмурилась, — до того доходы были слишком незначительные, чтобы поднимать этот вопрос.

— А что мне посоветует мудрейшая из мудрых? – уточнил я, — как принято в вашем мире и какое дело имеешь ввиду.

— Можно дать ссуду купцу, торгующему в дальних землях, — начала лекцию пикси, — или открыть лавку. Помнишь, ты предлагал торговать предметами, созданными мною? Вот, снимем помещение, наймём специалиста по торговле.

— Если считаешь, что из этого выйдет толк – вперёд, — я пожал плечами, — как понимаешь, я тут временно, сделаю ли состояние или прогорю, всё одно пропадёт.

— Можно использовать деньги и по иному, — феечка кашлянула, — скажем, прикупить деталь доспеха. Тебе ещё юбка нужна, поножи, сапоги, плащ. Правда, для этого подкопить придётся.

— Придётся, как и обычно, решать с помощью Великого святого тыка, — я вздохнул, — найди какой-нибудь сосуд, брось в него три камня – серый, чёрный и белый. Если вытащишь первый, одалживай, второй — открывай лавку, третий, предпочтём копить на доспех. Потеряешь деньги, я тебя немножко зарэжу. Я понятно изъясняюсь?

— Да ну тебя совсем, — обиделась кроха, — я добуду посуду и камни, и сам выбирай, если что, винить останется только себя.

— Не любите вы, женщины, брать на себя ответственность, — я махнул рукой, — давай, неси.

И вот феечка умчалась, но скоро вернулась с плошкой из паутины. Я сунул руку внутрь, помешал камешки, достал одни, глянул и потряс головой, ибо он был красным!

— Так, милая моя, — я подбоченился, — ты, помимо остальных своих достоинств, ещё и отличаешься дальтонизмом. Разве я перечислял красный камень?

— А я его и не клала, — малышка сглотнула, — клянусь своей волшебной палочкой. Не мог ли ты сам, случайно или намеренно…

Читать еще:  Экипировка зимнего рыболова

— Без палочки, – я хмыкнул, — я кто, по-твоему, демиург?

— Ты – игрок, — возразила Зануда, — а это значит, что твои способности имеют только те пределы, которые сам себе поставишь.

— Раз так, знать, не будем решать по поводу денег ничего, — я вздохнул, — пока не выясним, что это за фишка с камнем.

Книга Ручей любви, страница 1. Автор книги Линда Ховард

Онлайн книга «Ручей любви»

Лукас Кохран возвратился в Проспер почти месяц назад и до сих пор продолжал изумляться, насколько его название, означавшее «процветающий», подходило этому маленькому, опрятному, жизнерадостному городку. Ведь Лукас помнил времена, когда на месте Проспера была пустынная земля, а белые люди жили только в усадьбе Дабл Си. Но золотая лихорадка 1858 года погнала тысячи жаждущих быстрого обогащения людей в горы Колорадо. В окрестностях теперешнего Проспера золота не обнаружили, но некоторым приглянулась земля, люди остались здесь, создав небольшие ранчо. Новым поселенцам требовались самые разнообразные товары. Поэтому первым строением будущего города стал магазин, служивший и жильем и баром. C него и началось крошечное селение, которое впоследствии превратилось в Проспер, штат Колорадо.

Лукас повидал множество быстро выросших городов и не только в Колорадо. Все они выглядели более впечатляюще, чем Проспер, и люди делали в таких местах большие деньги. Все они походили друг на друга своей безумной, лихорадочной жизнью. Грязные улицы заполняли толпы старателей и тех, кто пытался заставить их расстаться со своим золотом: владельцев салунов, шулеров, проституток и мошенников. И Лукас был доволен тем обстоятельством, что Проспер не осчастливлен — или проклят — ни золотом, ни серебром. Оставаясь самим собой, этот городок по-прежнему существовал, в то время как большинство городов старателей вымирали и, разрушенные непогодой, превращались в скелеты.

Проспер же был действительно процветающим городком, хорошим местом для того, чтобы создать здесь семью, о чем свидетельствовали триста двадцать восемь человек, населявшие его. Вся деловая жизнь сосредоточилась на длинной центральной улице, вокруг которой расположились девять других, застроенных небольшими домами. Но были и такие дома, как, например, дом банкира Вилсона Милликена, которые не показались бы неуместными и в Денвере, и даже в крупных городах восточных штатов.

В Проспере имелся только один салун и не было публичных домов, хотя все мужчины знали, что две девушки из салуна всегда готовы оказать любые дополнительные услуги за определенную плату. В северной части города находились церковь и начальная школа. В Проспере также были банк, две гостиницы, три ресторана (два из которых находились в гостиницах), универсальный магазин, две платные конюшни, магазин тканей, сапожная мастерская, кузница и даже магазин головных уборов для дам.

Своим возникновением город был обязан семейству Кохранов, захватившему обширную местность Дабл Си в сражениях с команчами и арапахо и оплатившему эту победу собственной кровью. Лукас был первым Кохраном, родившимся здесь, а теперь стал последним: во время войн с индейцами он похоронил двух братьев и мать, а его отец умер месяц назад. Постепенно Дабл Си заселили и другие фермеры, но Кохраны были первыми и купили ценой собственных жизней для всех обитателей этой местности безопасность, которой теперь наслаждался и Проспер. Все старожилы знали, что город начал свое существование не с длинной центральной улицы, а с нескольких могил на семейном кладбище Кохранов.

Каблуки сапог Лукаса глухо стучали по мостовой. Он направлялся к универсальному магазину. Дул холодный ветер, пахнувший снегом. Низкие, серые тучи клубились над вершинами гор, указывая на то, что весна опять задерживается. Лукас обогнал женщину, кутавшуюся в шаль, и дотронулся до своей шляпы.

— Похоже, что еще будет идти снег, миссис Паджет, — произнес он.

— Похоже на то, мистер Кохран. — Беатрис Паджет дружелюбно улыбнулась ему.

Войдя в магазин, Лукас кивнул его владельцу мистеру Винчесу. В течение последних десяти лет, пока Лукас отсутствовал, дела в магазине шли настолько хорошо, что его хозяин Осия Винчес смог нанять служащего, который выполнял большую часть работы.

— Осия, — произнес Лукас вместо приветствия.

— Как дела, Лукас? Начинает немного холодать, не правда ли?

— Да, к утру пойдет снег. Может, он кому и нужен, но лично я жду весну

— Кто из нас не ждет? Пришли что-нибудь купить?

— Только ружейное масло.

— Вниз, налево и до конца.

Лукас пошел в направлении, указанном Осией, и чуть не наткнулся на фермершу, рассматривавшую сбрую. Он рассеянно пробормотал извинения и продолжил свой путь, даже не оглянувшись. Фермерство стало трудным занятием для женщин, и оно старило их раньше срока. Кроме того, он заметил знакомую светловолосую голову над мешками с мукой, и его охватило радостное волнение. Оливия Милликен принадлежала к тому типу женщин, который всегда нравился ему. Именно на такой девушке Лукас хотел бы жениться: хорошо воспитанная, с приятным характером, красивая, она бы составила счастье его жизни. У него были большие планы, связанные с усадьбой Дабл Си, и непоколебимое честолюбие для того, чтобы претворить их в жизнь.

Рядом с Оливией Лукас увидел двух молодых женщин, поэтому не подошел к ней, а только прикоснулся к краю шляпы, когда их взгляды встретились. К чести Оливии, она не захихикала в ответ на его приветствие, как две другие женщины, а только серьезно кивнула, давая понять, что узнала его. При этом на ее лице выступил легкий румянец, от которого она стала еще привлекательнее.

Лукас расплатился за ружейное масло и вышел. Дверь еще не успела захлопнуться за ним, как послышались приглушенные смешки и повизгивание приятельниц Оливии.

— Он дважды танцевал с тобой!

— О чем он говорил?

— Я так волновалась, когда он пригласил меня, что чуть не умерла!

— Он хорошо танцует? Клянусь, у меня бы все перевернулось внутри от одной мысли, что он обнимет меня за талию. И хорошо, что он не пригласил меня, иначе я выставила бы себя на посмешище. Однако я должна признаться, что страшно ревновала тогда, Оливия.

Ди Сван поглядывала на трех молодых женщин, две из которых болтали без умолку, не давая Оливии возможности ответить. Смущенная Оливия все же сохраняла самообладание. Да и две другие шушукались в сторонке, пытаясь говорить тихо, но их возбуждение привлекло к себе внимание Ди. Не надо было подслушивать, чтобы понять содержание разговора, касающегося, как обычно, какого-то мужчины, в данном случае, Лукаса Кохрана. Ди продолжала выбирать новую уздечку. Жесткие полосы кожи скользили между ее пальцами

— Он вел себя как настоящий джентльмен, — произнесла Оливия ровным голосом. Дочь банкира очень редко теряла самообладание.

Лукавство искрилось в глазах Ди, наблюдавшей за безупречными манерами мисс Милликен, когда их взгляды встретились. Оливия поняла веселье Ди так же ясно, как если бы та громко рассмеялась, и она также поняла, почему Ди не только не присоединилась к ним, но и предпочла, чтобы Оливия ничем не отметила ее присутствия, кроме вежливого кивка. Ди всегда ревностно оберегала свое уединение, и Оливия, уважая подругу, не пыталась втянуть ее в разговор, который наверняка был ей неинтересен и неприятен.

Источники:

http://www.litmir.me/br/?b=12230&p=3
http://www.proza.ru/2016/05/31/1687
http://loveread.me/read_book.php?id=9831&p=3

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector
×
×