Куза

Wikimedia Foundation . 2010 .

Смотреть что такое «Куза» в других словарях:

куза — Польская глефа без крюков. [ГОСТ Р 51215 98] Тематики оружие холодное Обобщающие термины глефы … Справочник технического переводчика

Куза А. — Александру Иоан Куза Alexandru Ioan Cuza … Википедия

Куза А. И. — Александру Иоан Куза Alexandru Ioan Cuza … Википедия

Куза Е. — Ефросиния Ивановна Куза (в замужестве Валентина Ивановна Блейхман; 1868 1910) русская певица сопрано. Родилась в Молдавии, училась у профессора Габеля и Ирецкой в Санкт Петербурге, также у Сасс. В 1893 году, после дебюта в «Гугенотах» на… … Википедия

Куза Е. И. — Ефросиния Ивановна Куза (в замужестве Валентина Ивановна Блейхман; 1868 1910) русская певица сопрано. Родилась в Молдавии, училась у профессора Габеля и Ирецкой в Санкт Петербурге, также у Сасс. В 1893 году, после дебюта в «Гугенотах» на… … Википедия

КУЗА — вариант алебарды, у которой наконечник не имеет выраженного топора и острия.Крюк практически всегда отсутствует … Энциклопедия вооружений

Куза — (Cuza) Александру Йоан [8(20).3.1820, Галац, 3(15).5.1873, Гейдельберг], в 1859 62 господарь Соединённых княжеств Молдовы и Валахии, в 1862 66 Румынского государства. Из семьи молдавского боярина. Учился в Париже, Павии, Болонье. За… … Большая советская энциклопедия

Куза — (Александр Иоанн I) князь соединенных княжеств Молдавии и Валахии, род. в 1820 г., образование получил в Париже и в университетах болонском и павийском. В 1848 г. он принял участие в освободительном движении в Молдавии, но после оккупации… … Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

Куза В. И. — Валентина (Ефросинья) Ивановна (1868, Бессарабия 15 (28) V 1910, Петербург) рус. певица (сопрано). Училась в Петерб. консерватории у С. И. Габеля и Н. А. Ирецкой; совершенствовалась в Париже у М. Ласси. Дебютировала в 1894 в Мариинском т… … Музыкальная энциклопедия

КУЗА — (Cuza), Александр Йон (8(20).III.1820 3(15).V.1873) в 1859 62 господарь Объединенных кн в Молдовы и Валахии, в 1862 66 Рум. гос ва. Из семьи молдовского боярина. Учился в Париже, Павии, Болонье. За участие в революц. движении 1848 был изгнан из… … Советская историческая энциклопедия

Значение слова куза

куза в словаре кроссвордиста

Энциклопедический словарь, 1998 г.

КУЗА (Cuza) Александру (1820-73) князь Румынского княжества в 1862-66, с 1859 господарь княжеств Молдова и Валахия. Провел ряд буржуазных реформ. Свергнут с престола «чудовищной коалицией».

Большая Советская Энциклопедия

Имена, названия, словосочетания и фразы содержащие «куза»:

Куза — румынская фамилия.

Куза — европейское древковое оружие , разновидность глевии .

Представляет собой ножевидный наконечник, втульчато насаженный на деревянное древко. Отличалось прямо направленным остриём и отсутствием дополнительных элементов. Предназначалось, преимущественно, для нанесения рубящих, а не колющих ударов.

Встречается с XV века во Франции . Приобретает популярность после битвы при монастыре Св. Якоба. Это оружие преимущественно состояло на вооружении гвардейцев и телохранителей во многих странах Европы, включая Испанию и Германию . Последний император, телохранители которого использовали кузы — Иосиф II (XVIII век).

Куза — река в России , протекает большей частью в Любимском районе Ярославской области , а исток находится в Грязовецком районе Вологодской области ; левый приток Обноры .

  1. перенаправление Куза
Читать еще:  Копчёная густера - рыбные рецепты

Примеры употребления слова куза в литературе.

Великому и Победоносному Фраллу Кузу, но к рукоятям гасильных молотов не прикасались.

Им горше тебя: пришлось дома кинуть, Кузе — бачку и матку, попу — свою церковь.

В перечне животных, присланном мне фирмой Гагенбека, кроме того, есть страусы-эму, дикие псы динго, медведи коала, ехидны, сумчатые летяги, называемые здесь лисьими кузу, медвежьи вомбаты, а из птиц: лирохвосты, черные лебеди, гигантские зимородки и беседковые.

Молодой Кодряну вначале примкнул, как и его отец, к уже упомянутой антисемитско-националистической организации Кузы, которую он, впрочем, покинул в 1926 году, так как она казалась ему недостаточно воинственной и дисциплинированной.

В другое время Иванка зашел бы к Кузе, но Кузя был послан Томилой в Опочку и Остров в Земские избы, да так пока и не возвратился.

Ребята работных и кабальных людей, живших вокруг, отплачивали Кузе за то, что его мать с презрением отзывалась о подневольной и голодной доле их собственных матерей и отцов.

И он обратился к Кузе, который приплелся за ним в дом, и стал им обоим задавать загадки.

Начать обучение Иванки помог Кузе тот же дядя Гаврила, долго гостивший у них и постаравшийся сблизить ребят меж собой.

Не довольствуясь этим, стрелец запретил и Кузе знаться с Иванкой, а для верности он отослал сына жить к дяде Гавриле — приучаться к торговому делу.

И когда с торга они пошли к Кузе в Запсковье, он рассказал Иванке о том, как назад тому месяца три хлебник Гаврила поймал на обвесе емельяновского приказчика при покупке соли.

По любви к Кузе Иванка привязан был к Кузину дяде Гавриле, а Емельянов стал самым лютым его врагом.

Иванка подкрепился еще хорошим глотком меда и, собравшись с духом, признался Кузе и его матери, почему, откуда и как он бежал и что, наверное, его ищут.

Иванке и Кузе, как нищим, и они не смели настаивать и просить — ведь здесь повсюду шныряли сыщики и приставы из Москвы, которые кого-то искали, кого-то ловили, за кем-то гнались, кого-то подкарауливали на проезжих дорогах.

Направляясь к Кузе, Иванка решил с ним держаться сурово и только сказать, чтобы тотчас послали с попутными ямщиками упредить Гаврилу о несчастии с изветом.

Однако дальше, за городом, встречный ямщик снова сказал Кузе, что видел Собакина.

Источник: библиотека Максима Мошкова

Транслитерация: kuza
Задом наперед читается как: азук
Куза состоит из 4 букв

© А. В. Куза, наследники, 2016

© В. А. Куза, предисловие, 2016

© Издательство «Нестор-История», 2016

Работа Андрея Васильевича Кузы (1939–1984) «Рыбный промысел в Древней Руси» была защищена им в качестве кандидатской диссертации в Институте археологии АН СССР в 1970 г. По сути, она явилась первым всеобъемлющим исследованием древнерусского рыболовства как в дореволюционной, так и в советской историографии. И сегодня, спустя почти полвека после ее написания, она продолжает представлять большой научный интерес для исследователей Древней Руси, несмотря на значительно расширившуюся информационную базу. В чем же причина такого долголетия данной работы?

Читать еще:  Азатское озеро - место для рыбака

Для начала нельзя не отметить, что автор проанализировал абсолютно все доступные источники: письменные, археологические и этнографические. В результате сравнительного их исследования получилась объемная картина развития рыбного промысла с Х до начала XVI в. Причем в работе каждый из источников постоянно информационно дополняет другие.

Дело в том, что как в письменных известиях, так и в общей массе археологических находок сведения о рыболовстве получить очень сложно. Их приходилось буквально по крупицам вычленять из огромного массива данных, а многие артефакты удалось интерпретировать только при помощи этнографических наблюдений. Андрей Васильевич в прямом смысле «просеял» десятки археологических коллекций, полученных в результате раскопок раннеславянских и древнерусских памятников, чтобы выявить находки, относящиеся к рыбной ловле. А если учесть, что коллекции таких экспедиций, как Новгородская, насчитывают не одну тысячу единиц хранения, можно представить себе, какого титанического труда это стоило автору.

Что же касается анализа письменных источников, то исследователь сумел сопоставить и летописные свидетельства, и все найденные на тот момент берестяные грамоты, и писцовые книги, в которых порой подробно описывались рыбные угодья отдельных монастырей и хозяйств, и актовый материал. А. В. Куза на основе этнографических данных доказал, что рыболовство в средневековье было достаточно патриархальным по своим формам и основные приемы лова сохраняло столетиями, хотя орудия лова с развитием ремесла, конечно же, совершенствовались.

Еще одним достоинством данной работы можно смело назвать географическую широту охвата исследования. По сути, в него попала вся территория Древнерусского государства: от Карпат и Подунавья на западе до Днепровского левобережья на востоке. Автор не стал ограничивать исследование какой-нибудь наиболее изученной территорией, например Новгородской землей, а постарался включить в работу все доступные на тот момент сведения, полученные археологическими экспедициями, проводившимися в Европейской части СССР. И это также дало свой результат: исследователь на примере изменений орудий лова (крючки, остроги, грузила), нанеся соответствующие находки на карту, сопоставив их с датировками памятников, максимально использовав письменные данные о рыбных угодьях и поселениях около них, получил динамическую картину развития древнерусских земель.

И, наконец, А. В. Куза в своей работе пришел к важным историческим выводам, касающимся всей экономики Древнерусского государства. Если на раннеславянских памятниках VIII–X вв. рыбный промысел носил частный характер, т. е. служил для удовлетворения потребностей в рыбе отдельных семей, то с укреплением княжеской власти рыболовство начало играть серьезную роль в хозяйстве целых регионов. Рыбный промысел приобрел профессиональные черты, в нем были задействованы порой десятки, а то и сотни человек, а само рыболовство стало одной из форм феодальных повинностей.

В заключение хочется сказать, что данная работа подготовлена к печати в год 75-летия Андрея Васильевича. Ему не довелось увидеть опубликованными свои книги: «Малые города Древней Руси», «Древнерусские городища X–XIII вв. Свод археологических памятников», однако сделанные ученым выводы и его, порой ювелирные, методы исследования актуальны и очень востребованы в наши дни.

Всестороннее изучение социально-экономического быта Древней Руси остается в числе насущных задач нашей исторической науки. Успехи, достигнутые в этой области в последние десятилетия, не снимают с повестки дня дальнейшего целенаправленного и углубленного исследования многогранной экономики русского феодального государства.

Трудами советских ученых давно опровергнуты взгляды об охотничье-рыболовческом по преимуществу характере хозяйственной деятельности восточных славян. Определяющая роль земледелия и скотоводства в процессе становления у них новых, более прогрессивных форм хозяйства теперь не вызывает сомнений. Однако реконструировать в полном объеме экономическую структуру жизни огромной страны, уловить на протяжении нескольких веков динамику ее изменений – дело не из легких. Не только отсутствие исчерпывающих источников, но и слабая изученность отдельных отраслей хозяйства в ходе их исторического развития ограничивают возможности широких социально-экономических построений. В частности, далеко не полностью выяснено значение промыслов.

Читать еще:  Ловля судака в октябре

Внимание большинства исследователей приковано к проблемам истории земледелия и ремесла – основных составляющих экономического базиса феодального общества. Промыслам, как правило, отводится роль второстепенная – подсобных или дополнительных отраслей производства. Этим как бы предопределяются их несущественная хозяйственная значимость и малый удельный вес в общем экономическом балансе. Здесь-то, по-видимому, и кроется опасность упрощенного понимания сложных явлений. Ведь натуральное, замкнутое хозяйство периода феодализма имело типичное для средневекового хозяйственного режима сочетание земледелия с домашними промыслами. Всё в нём было тесно связано между собой, сплеталось в единый клубок. В строгой последовательности сменяли друг друга циклы полевых и домашних работ. При всей своей патриархальности и неразвитости такое хозяйство являлось вполне рациональным организмом, если понимать под этим термином отсутствие всего лишнего, ненужного в повседневной жизни. Его конкретные формы, соотношения отдельных отраслей обуславливаются в каждом определенном случае трудовым опытом многих поколений. В иных районах в известное время года промыслы становились важнейшим и первостепенным делом. По словам М. Н. Тихомирова, рыбные и лесные богатства на севере и в центре России восполняли недостаток в хлебе[1]. Легко представить себе, в каком тяжелом положении оказывался крестьянин на исходе зимы – в начале весны, когда уже кончились запасы старого хлеба, а он не смог своевременно наловить впрок рыбы, набить дичи, собрать мед, грибы, ягоды… Поэтому, отнюдь не ущемляя ведущей роли земледелия, следует подчеркнуть комплексный характер средневекового крестьянского хозяйства. И промыслы занимали в нём далеко не последнее место.

Уже высказанные соображения заставляют нас более пристально взглянуть на историю промыслов. Однако у рассматриваемого вопроса есть и другая, не менее существенная сторона. Важно не только уяснить значение промыслов в древнерусской экономике, но и проследить путь их развития до времени зарождения товарного хозяйства и формирования местных рынков как главной предпосылки становления единого внутреннего рынка России.

В настоящей работе указанная задача не решается в полном объеме. Автор ограничил исследование одним, но, пожалуй, наиболее массовым из добывающих промыслов – рыболовством. В нашей историографии добыча рыбы не стала предметом специального изучения, хотя не раз отмечалось ее повсеместное распространение.

История рыбного промысла в Древней Руси, исследуемая под углом общих закономерностей развития трудовой производственной деятельности населения русских земель, представляется вполне самостоятельной проблемой. На современном этапе она завершилась созданием разветвленной рыбной промышленности, оснащенной новейшей техникой и занимающей десятки тысяч рабочих рук. Ее начало уходит вглубь тысячелетий, когда лов рыбы, несмотря на примитивные орудия, вместе с охотой и собирательством являлся экономической основой хозяйства. Между этими полюсами лежит длительный путь развития, многие фазы которого не попали в поле зрения науки.

Источники:

http://biograf.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/1583971/biograf.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/71639
http://xn--b1algemdcsb.xn--p1ai/wd/%D0%BA%D1%83%D0%B7%D0%B0
http://www.litmir.me/br/?b=547133&p=1

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector