Ташкутарганка — место для рыбака

Гандурино — отчёт о рыбацкой разведке

Видеть результаты голосования (кто как голосовал) могут только пользователи с рейтингом выше 20.

Наверное, в дельте Волги есть много интересных рыбацких мест. Но я хочу рассказать о своей первой любви со звучным названием ГАНДУРИНО, что в 25 км от раскатов.

За последние 10 лет был я там только дважды в 2004 и 2005 г.

Запомнилось мне это место не только обилием и разнообразием рыбы, которую мы ловили, но и тем, как там ускоряется ход времени, когда занят любимым делом. Неделя пролетала, как 2 дня, особенно, если принять во внимание, что я больше люблю рыбалку в единении с природой, а не на базах (которых тогда, кстати, было не так много).

За прошедшие годы мной принимались неоднократные попытки повторить поездку в те края, но всё как-то не складывалось, да и на 900 км в один конец нужно было готовиться.

В этом году всё должно было срастись, но очередной облом — теперь уже со стороны астраханских друзей.

Вместо Волги всей командой, состоящей из потенциальных партнёров, пришлось ехать в район Сочи — чтобы уж отпуск совсем не пропал.
Но тема Гандурино меня уже не отпускала и сразу после моря я решился на разведовательную поездку сроком на 2-3 дня для следующего сезона.

Основная задача была узнать, что изменилось за 10 лет:

  • Есть ли рыба в гандуринском банке, комары, лягушки (на них мы ловили сомов) и питьевая вода в местном магазине (в 2004 г. её не было, когда мы не рассчитав своих запасов на пару дней попали в водяной голод);
  • Является ли та территория приграничной зоной и нужно ли туда заранее оформлять пропуск.

О первых изменениях узнал ещё до выезда, набрав в поисковике «Гандурино».
Основные ссылки были на сайты рыбацких баз, что обосновались в том районе и было их (к моему огорчению) много.
Чтобы найти какую-то альтернативу между тем, что мне нравится (рыбалка с палаткой) и тем, что было предложено поисковиком я выбрал сельское рыбацкое подворье «У Саши» и созвонился с его хозяином Александром Карауловым, объяснив ему цель и сроки моей поездки.
Он с готовностью пообещал мне свою помощь и в предоставлении крыши и кормёжки по-очень демократичным (по -сравнению с базами) ценам.

Что такое рыбацкое подворье и что от него ждать мне уже было известно, когда 4 года назад на Волге, чуть севернее Гандурино мы с супругой (не менее страстной рыбачкой, чем я) провели там около 10 дней.

В деревенском доме было всё от ламинатных полов и опреснителей воды до личного егеря с лодкой из местных сельчан-соседей, которого можно было нанимать по необходимости.

Было всё, кроме одного — хозяйского радушия, т. к. хозяин имеет бизнес в Астрахании, а подворье — это, своего рода, загородная дача для семьи и друзей, куда иногда попадали (по-рекомендации) посторонние люди, вроде нас.

Помню, как тогда, проплывая на лодке егеря мимо «дикарей» на берегу, мы с супругой одновременно вздыхали, вспоминая те давние гандуринские поездки и были готовы поменять свой бытовой комфорт на палатку, костёр и уху — в одном «разливе».

Поэтому первое, что я сказал при встрече Саше из Гандурино: «Я не твой клиент. У меня от Волги и рыбалки здесь другие ожидания, чем тёплая постель, унитаз и крыша из шифера над головой.»

И нужно отдать ему должное, он не стал на меня давить и напрямую вести «дешёвую пропаганду» о преимуществах комфорта, а дал мне время осмотреться и самому во всём разобраться.
А опосредованно в свой актив он положил первый большой плюс: его супруга приготовила мне офигенный борщ на обед.
Это стало первой приятной неожиданностью, которая подтверждалась её новыми кулинарными изысками на протяжении всего времени моего пребывания и перекрыла мои ожидания на 200%.

Следующий день принёс мне много информации и пищи для размышлений.

По-словам рыбаков — постояльцев Саши, ежегодно приезжающих к нему в гости, рыба в их реке есть: сом, щука, судак, сазан, жерех. «Крупная рыба попадается каждый сезон (и сом более 12, и судак «за трёшку», и щука «5» и более), но не каждый день, и не каждому рыболову!

Стало это редкими и единичными случаями. Раньше (лет, хотя бы десять назад) — это было практически каждый выход на воду. »

Правоту их слов подтвердило и количество народа из моего профсоюза «дикарей», которое наводнило узкую полоску береговой линии (не более 500 метров) с авто подъездом и выходом к воде, оставшуюся между южной частью посёлка Гандурино и ериком Собачий.

Всю самую вкусную часть берега заняла рыбачья база.

Именно в том месте, где 10 лет назад мы стояли в гордом одиночестве.

Чтобы спустить лодку на воду — ещё можно найти место, но стать лагерем на несколько дней не на солнцепёке — очень проблематично.
Оставались только 2 выхода:
уходить на «запасные аэродромы» (у кого они имеются)
или
принимать приглашение Саши и обустраиваться у него.

В моём случае (как 3-й вариант) мы обсуждали с ним тему оставления своего автотранспорта у него дома на хранение и сплав на лодках к местам лова, не доступым с берега.

Читать еще:  Рыболовный клуб "Золотой Сазан", РХ Бузланово

Лодки могут быть, как свои, так и Саши. Возможны также альтернативные варианты: привезя с собой небольшой движок (до 10 лошадок) за символическую цену, без лодочных прав можно арендовать у него Бударку или Южанку. Последнее предложение мне очень понравилось.

То, что хозяин подворья со своей семьёй живет вместе с квартирующими рыбаками — очень здорово. Это даёт гарантии того, что неадекватных личностей там не примут и предложат поселиться в другое место.

Перед заселением новичков ждёт обязательное собеседование. Хозяин терпеть не может браконьеров любых мастей и блядские компании.
Но если Вас приняли — ждите и толкового совета по рыбалке, и помощи в технике и сытного обеда — всё, что подразумевает собой радушие и гостеприимство.

Ещё одна особенность этой семьи, в том, что её глава родом из города и 12 лет назад осознанно переехал в деревню, потому что «здесь все при встрече здороваются первыми и … даже с незнакомыми людьми», чему я лично был свидетель.

В лице Саши и его семейства я открыл для себя новых партнёров по увлечению и друзей. Во-всяком случае, очень на это надеюсь.
Рекомендую всем, кто разделяет его жизненные установки.

Продолжительность отрывка 7мин.30 сек = Вес сома 4 кг. = Участники съёмки: друг-рыбак Олег и я (в полосатой рубашке, потом тёмном свитере). = Снимает супруга. =Приятного просмотра!

Блеск и нищета Ташкутарганки

«Державные руки» царя Александра I накопали на берегу речки Ташкутарганка 22 пуда золотосодержащего песка.

На Южном Урале было — очень давно — так: с запада высокие горы, известняковые или кварцитовые, с востока — морская впадина, почти пропасть, а между ними — предгорья. Время опускало вершины, крушило, низвергало, а водные потоки несли крошево (аллювий) по склону и сбрасывали в пропасть. В конце концов горы потеряли километров шесть высоты, километр-полтора, однако, сохранив, впадина заполнилась до краев, а предгорья «срезало» до коренных пород. Как раз срединная — с севера на юг — полоса нашей области, коренная, гранитная, пронизана золотоносными жилами и засыпана золотоносными песками.

В самой северной деревне, в Тимино, добывали золото и в самой южной точке, в Синем Шихане, добывали золото, а западные и восточные окраины золота лишены. Нечего говорить, что и срединная полоса области одарена по-разному : где щедро, где скупо. Два пятна на карте области я бы раскрасил двумя яркими красками: верховья реки Миасс — россыпное золото и плато Кочкаря — рудное золото. Эти две провинции в свою очередь тоже усеяны золотыми пятнами разной насыщенности. В верховьях реки Миасс, например, золото наугад выделило безвестную речушку Ташкутарганку.

Я стою в центре поселка, у автобусного павильончика, перед зеленой долиной Ташкутарганки, удрученный тем, что не найти здесь никаких примет того сентябрьского дня, кроме этих известняковых глыб, которые, будто неопрятные бело-серые стога на кочковатой луговине, стоят покрытые оранжевыми и коричневыми лишайниками, растрескавшиеся, нашпигованные белыми обломками кварца. Где-то здесь, вроде бы у павильончика, и была та копань, в которую спускался царь Александр, потому что как раз на этом месте, как уверила нас местная учительница Асия Разаевна Спиридонова, стояла пирамидка с позолоченным двуглавым орлом, поставленная в честь высокого гостя…

Кстати, ящик с двадцатью двумя пудами песка, выкопанного царем, а также лопату и кайло, которые он держал в руках, сразу же, как реликвии, были препровождены в Златоуст, в горный арсенал. Через два десятилетия место пирамидки заняла чугунная колонка с бюстом царя на ней. Революция смела реликвии самодержца, раскидала их по подвалам. Не сохранилось ничего, кроме чугунной плиты, извещавшей, что Александр I соизволил добыть «своими — это слово выделено крупным шрифтом — державными руками золотосодержащих песков 22 пуда».

Та плита теперь — экспонат краеведческого музея Миасса. Из принципа «имя вождя на имя царя» поселок назвали Ленинском. Чрезмерное административное рвение всегда рождает несуразность. К Ташкутарганке Ленин не имел никакого отношения. Сколько бы ни было золота в этой речушке, поселок не заслуживал имени вождя. Тогдашняя нелепость теперь обернулась пренебрежительностью к имени, которое приписано поселку, оставшемуся доживать век в захолустье. Был бы Александровским — и ладно. Еще лет двадцать Ташкутарганку копали и перекапывали вдоль и поперек, выворачивали наизнанку, «пахали» по руслу и по берегам, перелопачивали илы, глины и пески — истерзанная река покорно отдавала свои драгоценности, которые сама нисколько не ценила, поскольку ее единственной драгоценностью была хрустальная вода. А люди выуживали из слякотной грязи выщербленные, словно оплавленные куски, обтирали их ладонями и, найдя под грязью вожделенный проблеск, поднимали к небу полные слез глаза, будто держали в руках свое счастье. Самородки, однако, попадались все реже и реже.

Шесть с половиной тонн золота отпустила Ташкутарганка за первые двадцать лет. Сколько же еще? Казалось, иссякла речка, исчерпалась. Потеряли старатели интерес к Ташкутарганке, надумали закрыть Царево-Александровский прииск. Туманный октябрьский день 1842 года мог быть последним для прииска, если бы не этот пацан, Никифор Сюткин. Замешкался он в закопушке, ковырялся под дождем в грязи и наткнулся на угол камня. Камень был тяжелый, одному не вывернуть. Никифор пластинкой снял глину, а под ней — оно. Не своим голосом закричал Никифор — позвал на помощь.

Старатели повисли над ямой, допытываются: «Оно?» Никифор молчит. Раз молчит, значит, надо спускаться вниз. Короче, подняли старатели глыбу, ходят вокруг нее, а Никифор, весь мокрый, сидит в сторонке и плачет. Срочно послали к Аносову. На следующий день, под охраной, глыбу перевезли в Златоуст. Еще через несколько дней, под охраной же, самородок отправили в Екатеринбург. Наконец, уникальную находку торжественно проводили в столицу, в Петербург.

Читать еще:  Описание усача, приманки и снасти для его ловли

Самородок Никифора Сюткина — «Большой треугольник» весом 36 килограммов — стал достоянием России. Крупнее его у нас нет. По нынешним ценам само золото «Большого треугольника» стоит менее 150 тысяч рублей. Но, наверное, кроме коммерческой у него есть другая цена, например, геологическая.

«Большой треугольник» — геологический феномен. Специалисты отмечали, что «на нем было много отпечатков горного хрусталя, один пронизывал его насквозь». А все дело в том, что «он вырос в приповерхностной зоне, заполнив крупную друзовую полость с многочисленными кристаллами». Самородку повезло — он оказался в пустой полости, в которой набирал силу вместе с кристаллами хрусталя и других минералов. Нет, не было покоя Ташкутарганке, не оставили ее старатели, хотя не раз собирались покинуть.

Почти через сто лет после Сюткина на берегах Ташкутарганки искал счастья старик Петр Симонов, старатель-одиночка. Поздней осенью, когда землю поверху уже сковало морозом, ходил он с ломиком, обносившийся и опустившийся, тыкал железом наугад, то у себя во дворе, то под забором — где попадя. И однажды — попал, в заячьи уши. Вытащил он те золотые уши весом почти в три с половиной килограмма, унес в избушку, не веря в свое долгожданное счастье. Самородок Симонова — экспонат Алмазного фонда, а сам он…

Водочки попил досыта — только и всего. Люди не только не ушли с Ташкутарганки, они посадили на нее драгу — чудовищную громадину, которая, казалось, способна проглотить всю реку от берега до берега. После драги вокруг поселка остались озера-разрезы. Поселок весь ископан. Живого места в нем нет. Тут шурф, там — отвал, тут шурф, там — отвал… На главной улице, впритык к ней, за накренившимся заплотом, рядом с домишком, под яблонькой-дичкой чернеет шахтный ствол, затянутый крапивой и заваленный ветками желтой акации… Дома между шахтами, дома — на шахтах.

А что такое балаган, обычное жилище старателя? Яма, а на ней какой-никакой срубик. Балаганы достояли до наших дней. Но всему приходит конец. Угомонились искатели сокровищ, все будто бы выгребли из маленькой речушки, впадающей в Иремель, приток Миасса. Разобрали старатели драгу, отложили лопаты, кайла, грабарки, бадьи, вашгерды. Оставили землю в покое. И Ташкутарганка, несколько лет поискав себя в развороченной долине, успокоилась, озеленила берега луговыми коврами, осоками, где дала место островку тростника, где подняла ивовый куст, а плесы выгладила голубыми зеркалами и опрокинула в них белые облака. И ни помину — о золоте.

На речку Ташкутарганку за счастьем приезжал сам царь Александр. На «свой» прииск приезжал. На тот, который зачастил самородками и который назвали Царским, Царево-Александровским. Это было ясным сентябрьским днем 1824 года. Пока ждали царя, перед самым его приездом, Дементий Петров, человек простой, выковырял в «царском» забое самородок на восемь фунтов, тот самый, который потом был обозван подкидышем. Находка, с одной стороны, вселяла надежду, что императору подфартит тоже, но, с другой стороны, самородок Дементия мог достаться царю, если бы тот не опередил его.

Впрочем, самородок все равно оказался у Александра — его вручили ему вместе с хлебом-солью, когда царь приехал на берег Ташкутарганки. Царь с лопатой в руке на дне довольно глубокой ямы — картина не из обычных. Да, Александр взял лопату — «Я как бергауэр» — и принялся копать глину. Остальные тоже схватили лопаты, принялись ковыряться невпопад, кося глаз на монарха. Нагрузив несколько коробов, которые тотчас были подняты наверх, Александр отставил лопату, взялся за кайло, вонзил его в песок и задел какой-то камень. Ему помогли выворотить его, и Александр так и поднялся на поверхность с камнем в руках. Его встретили аплодисментами. «Неужели я так счастлив?» — удивился он в надежде, что в руках у него самородок. Потом на глазах у царя 22 пуда руды, добытой им, были промыты. В них оказалось 12 золотников, которые державный старатель взял на память вместе с самородком Петрова и куском руды, им откопанным.

Раздав всем подарки — деньги Петрову и другим рабочим, орден начальнику Златоустовских горных заводов Татаринову, Александр покинул «свой» прииск. Зря поторопился. Потому что в тот же день, в том же забое был поднят самородок весом более одиннадцати килограммов. И еще две недели натыкались на самородки — какой на три, какой на пять, какой на все 10 килограммов. Всего их было десятка полтора.

На речке Ташкутарганке

Предлагаем вниманию читателей еще две исторические зарисовки, связанные с освоением и разработкой русскими людьми сокровищ Урала и Сибири.

ЦАРЬ-СТАРАТЕЛЬ

О кладах, золоте, старателях написано – не счесть. И все-таки один любопытный факт остается по сию пору малоизвестным. Он связан с русским царем Александром Первым – самым знатным, знатнее некуда, старателем.

А было так. Ранней весной 1823 года на Урале, на крошечной речке Ташкутарганке, открыли богатейшие золотые россыпи. Самородки по несколько фунтов весом (фунт – 409 граммов) находили в изрядных количествах. Пески в долине речки Ташкутарганки и других окрестных речках были золотоносными. В иных местах из горсти песка один, а то и два, и три грамма чистого золота извлекали. А уж из тонны песка – целое ведро, случалось.

Читать еще:  Рыбалка в Московской области с Александром Апраксиным

Император Александр I, узнав о таких несметных сокровищах на Урале, решил лично убедиться, впрямь ли такое неслыханное золото в его владениях нашли. И со свитой в августе 1824 года отправился на Урал. Заодно посмотреть и знаменитые уральские заводы, на которых плавили медь и железо.

Узнав, что царь едет и скоро будет, уральцы стали готовиться к встрече. Решив, что государь никоим образом не пропустит возможность своими глазами взглянуть на золотые прииски, да как работают на них старатели и как добывается драгоценный металл, горнозаводское начальство один из приисков на речке Ташкутарганке нарекло в честь ожидаемого августейшего гостя Царево-Александровским.

И точно, Александр, посмотрев в Златоусте коллекцию самородков, найденных на Урале, и услышав, что есть в 25 верстах от городка Миасса прииск, названный в его честь, захотел посетить его. Приехал вместе со свитой и пожелал лично заняться тем делом, которым занимались рабочие. Он велел начальнику горных заводов Татаринову подать себе и окружающим царедворцам лопаты:

— Господа, милости просим испытать этот труд. Кто что найдет, то будет принадлежать ему.

И царь принялся копать.

Он копал уже целых полчаса, когда штык его лопаты поддел и вывернул из мокрой земли небольшой, но тяжелый камень.

Копавший рядом рабочий закричал:

Он поднял грязный от землистого песка камень и подал царю. Александр взял в руки камень, подержав, сказал:

— Действительно, что-то тяжело.

Передав кусок Татаринову, велел удостовериться, золото ли это. Татаринов, взглянув опытным глазом, кивнул, подтвердил:

-Да, Ваше Величество, это золото. Самородок.

Кусок золота, который выкопал царь, отмыли, отчистили, взвесили. В нем оказалось целых 8 фунтов и 17 золотников чистого золота. По нынешним меркам – больше трех килограммов.

Царь был очень, очень доволен. Он щедро наградил всех рабочих, которые копали рядом с ним. А своими руками извлеченный из земли самородок увез в Санкт-Петербург. Самородок с тех пор неизменно находился в Зимнем Дворце в кабинете императора на его рабочем столе – вместо пресс-папье. Правда, продолжалось это очень недолго. В конце 1825 года Александр сильно простудился и умер.

А на Урале в память о посещении императором Царево-Александровского прииска в том месте, где император копал, поставили колонну. На ее вершине – бюст царя, а внизу – плита с надписью «Государь Император Александр I соизволил добыть своими державными руками золотосодержащих песков 22 пуда 1824 года сентября 23 дня».

ЦАРСКИЙ ДАР

Обретя славу прииска, на котором Александр I лично, с лопатой в руках, искал золото 23 сентября 1824 года, Царево-Александровский после отъезда императора с Урала в столицу по-царски щедро одарял старателей золотом. Прошло полтора года с памятного события, и здесь нашли самородок весом более 21 фунта (восемь с половиной килограммов). И часто потом в течение целых пятнадцати лет извлекали из земли на «царском» прииске самородки весом и в один, и в два, и в три, и в пять, и в десять фунтов. А попадались еще в большом количестве камешки помельче – в пятьдесят, сто, двести граммов. К тому же было золото, которое извлекали, промывая многие сотни и тысячи пудов золотоносного песка. Отделенные от песка золотые крупинки весили куда больше, чем все самородки, вместе взятые.

Целых двадцать лет служил Царево-Александровский прииск России верой и правдой. Однако год от года намывали золота на нем все меньше и меньше. Наконец, настало время, когда уральское горнозаводское начальство решило, что запасы драгоценного металла тут истощились, и пора закрывать знаменитый прииск, уходить на новые, более богатые драгоценным металлом места.

И именно тогда, когда начали разбирать машину для промывки золота, Царево-Александровский прославился во второй раз – одарил таким самородком, крупнее какого еще нигде и никогда в России не находили. Гигант весил целых 2 пуда 7 фунтов и 92 золотника (36 килограммов). Нашли его в земле на глубине три метра 27 октября 1842 года. Он и по сей день остается первым в стране по весу и величине. Находка спасла прииск от закрытия и подсказала, что вовсе прииск не истощился, просто нужно искать золото не на поверхности, а копать глубже.

Всем самородкам-гигантам дают имена. Их нигде в мире ни в коем случае не переплавляют, хранят как предмет особой гордости, как национальное достояние страны. Крупнейший в России самородок нашли на прииске, названном в честь императора Александра I Победителя. И название золотого гиганта напрашивалось само собой «Император Александр I», или «Царь Александр I Победитель», или «Звезда императора Александра I». Или же просто «Александр Первый».

В знак благодарности государю, который в годы своего правления одержал победу над французами, присоединил к России около миллиона квадратных километров земель, открыл четыре новых университета и два лицея, совершил еще много славных дел во благо и честь России.

Но. Не нашлось человека, который бы подсказал, что самородок-гигант обязательно должен называться в честь императора и никак по-другому. И нарекли его «Большой треугольник» – исключительно из-за формы. Под этим скучным именем непревзойденный золотой гигант хранится и сейчас в Алмазном фонде России. А на «царском» уральском прииске золото моют и доныне.

Источники:

http://www.fish-hook.ru/articles/gandurino-otchyot-o-rybackoj-razvedke-1934/
http://www.xn--74-6kca2cwbo.xn--p1ai/nature/articles/blesk_i_nishcheta_tashkutarganki
http://www.stm.ru/archive/453/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector
×
×