Ярань — место для рыбака

Ярань — место для рыбака

Голавли Ярани

В Еринце возле дома, у которого в прошлом году стояла моя палатка, остановился. Двигатель машины заглушил, дверку открыл. Благодать кругом неописуемая. Соловьи по кустам из кожи лезут, стараясь перепеть друг друга и прочее птичье «человечество».

Благодать быстро нарушается. Полминуты не прошло, а уже вездесущий комаренок возле уха замузжихал. «А, зараза, без тебя уж тут не обойтись!» — и по шее себя хлопнул, куда подлый «пернатый» присел было, чтоб кровушки моей хлебнуть. Я, конечно, промазал.

Дверь захлопнул, машину завел и к реке поехал, где, как уверен был, ждали меня «великие дела», а если без вывертов — рыбалка. Комар снова объявился, опять на шею сел. «Ах ты, паразит! «Зайцем» едешь и водителя кусать собрался» — хрясь по собственной шее. Отъездил «зайчишка, мальчик серенький».

В пойму Ярани скатился и в петлю реки заехал. Слева мелкий перекат, на котором еще стоят останки бывших свай временного моста, строенного в былые времена летом на время страдных дел. Прямо передо мной глубокий омут. Воду в нем крутит и под противоположный берег струями бьет. Посреди омута вершина дерева, съехавшего вместе с земляной глыбой берега, от течения вихляется, будто на ветру былинка.

Мне не интересна ни яма на реке, ни перекат мелкий. Целью моего вояжа является перекат, что выше омута. Он глубок, с обеих сторон над ним нависают «шапки» ивовых кустов, а это излюбленное место голавля. У меня, правда, есть и другой «объект» ловли — сорога. Я и рассчитывал ловить на три удочки: одной — голавля на горох, а другими двумя — сорожку на ручейника.

Ветерок прохладный рябью темнину омута тревожит. Небо ясное над головой, согласно прогнозу: «. температура +15, небольшой дождь, давление 758 мм. рт. ст». Самое главное, что ветер северо-западный, при котором клев пренепременен. Конечно, если давление не меняется. А в тот день все параметры указывали на то, что от рыбы отбою не будет.

Удочки от багажника отвязал, от них две отделил. Эти на головля поставлю, как донки. Для насадки надо поймать лягушонков — одно из любимых кушаний «гаврюшки», как я про себя называю объект ловли. Минут пятнадцать ползаю по траве около воды, отлавливая «гаврюшкин деликатес».

Затем закидываю удочки так, чтобы лягушат подтащило струей воды к деревьям, склонившимся над водой, но ровно настолько, чтобы не утащил попавшийся голавль наживку в коряги — ушедшие под воду стволы ольхи.

Забросив «донки», подыскиваю место между кустами ивняка, чтобы с удочками самому угнездиться. В одну прореху между ивами ткнулся — не поглянулось, к другой перешел — подходяще.

Вот тут и скакофонило в голове: «Копша. Копша. «, но быстро смолкло, ибо занятие доброе такое, как закидывание удочек, отвлечет от любой головной и прочей напасти. *

Две удочки с ручейником забросил, на рогульки приладил — благо место насиженное, кто-то уже в этом месте удил до меня и приспособу оставил. На третью удочку горох насадил, закинул наживку на середину реки, а саму снасть некуда пристроить — рогулек мой предшественник только две оставил. Благо куст небольшой наклонен над водой. На него и положил «телескопину», а комель просто в осоку приткнул.

Все расставлено, все закинуто-раскинуто: «Масть пошла», — удовлетворенно потираю руки и лезу за сигаретой. Но вот она выкурена, «охнарик» щелчком запущен чуть не на середину реки, а поклевок нет.

«Будут!» — я уверен, но для этого надо «кофийка» дернуть. «После первой рыбки», — возражаю себе. Рыба, однако, не торопится. Ветер усилился. Соловьи примолкли, а кукушке за рекой все изменения в погоде по боку, расквохталась: «Ку-ку. Ку-ку. » — спасу от нее нет. Да еще и, будто в издевку, в голове снова заколготилось свое уже: «Копша. Копша. «, дрязня будто лесную ветреницу.

Все же «уболтал» рыбешку, смутил ее свежим ручейником. Попалась сорожка «половинного стандарту»: если в кулаке ее зажать, то хвост будет виден, а голова нет, либо наоборот. Снова наживка летит в реку, а я не встаю — вдруг еще одна поклевка? Все же поднимаюсь: «уговор дороже денег», и даже если сам с собой договариваешься. К машине иду за сумкой со снедью.

День выдался не «рыбный». К четырем часам дня поймал пяток сорожек, голавлишку «цельного стандарту» — и голова, и хвост из кулака торчит, — еще с десяток пескаришек и «шишклеек». Донки сработали, даже не один раз, но голавль не брал: четырех лягушат изжевал и выплюнул подлый.

А тут еще туча наползает. Приходится в машину «имущество и провиант» относить. Закапало, но дождь так и не собрался. Туча уползла в сторону, солнышко выглянуло. В третий раз за день свитер снял.

Снова усиживаюсь на бережку в ожидании «пятиминутки»: когда сорога берет — только успевай удочку закидывать. По моим «данным» время это приближалось.

«Клевать начнет, а мне вдруг кофейку захочется?» — бреду к машине за сумкой с припасами. Провиант взял, а возле старого кострища лежит кусок доски-пятидесятки — и ее под мышку зажал, чтобы угнездить на бережку с большим «конфортом» милую сердцу задницу.

Читать еще:  Ловля окуня на балансир зимой: раскрываем секреты

Снова кукушка ожила за рекой, а в голове отдается: «Копша. Копша. «.

К удочкам спускаюсь, а там диво! Левая удочка, на которой ручейник насажен, дугой выгнута, а леска за куст утянута. «Голавль!» — бросаю под ноги и сумку, и доску. Удочку хватаю, тащу, но голавля на конце нет!

Конец лески зацеплен за комель другой удочки, которая течением утягивается. «Что за диво? Откеля?» — и голову вправо поворачиваю. Удочки с насаженным на ее крючок горохом на кусте нет! «Да это же моя удочка!» — узнаю родную снасть, плавающую в реке. «Дурень! Удочку-то не закрепил», — костерю себя и тихонько подтаскиваю плавающую в реке «телескопку», на которой явно кто-то сидит и не малый.

«Дурень! Дурень», — как заклинание бормочу, ибо понимаю, что дуракам везет, и если не называть себя так, то удача махнет хвостиком — и была такова. В такт моим словам расстояние между дурнем и голавлем сокращается. Вот уже наклоняюсь к воде и осторожно беру в руку комель утянутой голавлищем удочки. А дальше — уже дело техники, благо, что сачок под рукой оказался.

«Шесть секунд бандитской работы» — и голавль на берегу, бьется в сетке сачка. Хорош! «Килограмма полтора!» — оцениваю вес «удачи». Слегка ошибся: на полкило, но это уже по рыбацкому раскладу ничто, а лишь «проза жизни», в которой всё, увы, намного мельче, нежели в мечтах и видениях.

Снова удочки закинул, на досочку-пятидесятку сел, как на лавочку. Стал клев ждать. Не дождался.

После поимки голавля день снова обрел светлые очертания. Уже кукушка не так нервировала.

Сергей Шелепов, г. Йошкар-Ола

* Копша — Прокоп, один из героев повести «Вятская» рулетка», отрывок из которой публикуем.

Отчет о рыбалке: р. Ярань, 1 день, Кировская область

ЗА ГОЛАВЛЯМИ ЯРАНИ

– А махнем-ка, Саша, ко мне в деревню, на речку, – неожиданно позвонил в один из вечеров Сергей – товарищ по рыбацкому «несчастью». (Так он себя назвал в подаренной мне своей книге).

Неожиданным это предложение было потому, что пропал, было, человек, ушел в работу безраздельно. И не ездили мы с ним в вышеуказанное рыбацкое «несчастье» с самого еще крепкого заматеревшего льда, по которому тогда лихо свистели машины в радужных шлейфах снежной крошки.

Речка Ярань, что в Кировской области находится, по словам Сергея, еще чиста, безлюдна и богата голавлем. Это, конечно, привлекало меня в первую очередь. Отказываться было грешно. Итак – вперед.

На белой «пятерке» Сергея спешим в сторону Яранска – городка небольшого, но относительно старинного. Ему 420 лет.

Тянется лента шоссе, струящаяся маревом, пролетают по сторонам деревеньки с марийскими и русскими названиями, многозначительными и веселыми: Клюкино, Зубари, Каракша, Воробьи, Щеглы. Проехали и Яранск, названный так то ли от марийского «яра», то ли языческий Ярило в название вплелся. То ли поселение стояло на яру. Дальше – путь на пасеку, где живут Серегины друзья.

Последние километры грунтовки полностью соответствовали давней славе кировских дорог, в смысле – направлений… Серега лихо летел то между колеи, то по целине вдоль дороги, в смысле – направления…

– Не быстро? – спрашиваю.
– Привык уже, – ответствовал Сергей, дымя сигаретой.

Закурил и я, глядя в глубокую колею, проносящуюся рядом. Здесь бы сподручнее на восьмиосном тягаче прокатиться, который баллистические «Тополя» ворочает, или на «Запорожце», что, впрочем, почти одно и то же…

На пасеке нас встретили друзья Сергея, мед, уха (почему-то из лосося) и пчелы… Не успел я поинтересоваться, мол, в Ярани и лососи водятся (?), как Сергей почему-то подпрыгнул и исполнил танец камлающего шамана. Он бил себя по голове и чесал затылок. В ответ из волос угрожающе рычали. Едва я растянул рот в ехидной улыбке, как в левую руку воткнули колючку с ядом «кураре». По крайней мере, мне так показалось…

В общем-то компания за столом подобралась теплая, не считая пчел: пасечник Рудый Панько, он же бородатый Николай, которого почему-то звали дядя Коля, хотя ему и за тридцать-то, наверное, не перевалило; Владимир Ильич также был за столом, но на «мечтателя» из Симбирска он не походил; хрустели привезенными мною карпами парнишки Артем и Руслан (плохая, конечно, примета с рыбой – на рыбалку).

Особенно сочно облизывал карпиков Артем. Он не по возрасту был нордически рассудителен, любознателен, совершал какие-то удивительные вояжи на Камское устье (порыбачить…), восходил к сияющим вершинам гор. Словом – философ и экстремал… И от сознания, что не все пацаны – «гопники», теплело где-то в животе.

Ярань оказалась неширока, но чиста и крута в берегах, где шумел на ветру свисающий ивняк. На перекатах звенело течение, и гнулись-качались водоросли в бликах дробящегося солнца. В черных бокалдах, как здесь зовут ямы, вода ходила ленивыми кругами, а в дождевую хмарь – угрюмо и тяжело.

Река в этих местах капризно извилиста и окружена лугами, над которыми высокомерно парят ястребы-тетеревятники. Рыболовы здесь бывают не так часто. По крайней мере, нам встретился за два дня один лишь рыбачок с телескопической удочкой и сеткой за спиной с килограммом-другим рыбы.

– На что ловили? – интересуюсь.
– На пшеницу, – смущается рыболов. – Да я так – побаловаться.

Ему, наверное, неловко, что с телескопическим прутиком застали. Мол, негоже деревенскому мужику дурью городских снобов маяться. Вот жахнуть в бокалдине фугаской – самое дело для местного кормильца-добытчика без работы. Все так: и выселков-деревенек окрест полно пустует, полуразвалившихся, с костяками и каменных домов старинной кладки; и колхоз тутошний едва дышит за счет упорства председателя; и работы у местных мужиков нет… Но вот встретился мне этот рыболов с удочкой и килограммом некрупной сороги – захотелось слезу смахнуть и послушать еще одну из песен про Ахтубу, про то, как в Америке лососей обратно в воду отпускают после поимки…

Читать еще:  Озеро Пильтанлор - место для рыбака

Между тем небо над Яранью затуманилось, надулось пухлыми тучами, блещущими вспышками молний, и, наконец, прослезилось долгим заунывным дождем. Этот моросяк шумел по колкой стерне и наводил тоску. Поставили палатку и задумались. Погода вроде бы не «летная». Но делать нечего: надо хоть снасти намочить. Сергей выставил на песчаном плесе закидушки и удочки-донки с фидерными кормушками, а я, собрав ультра-лайт, начал хлестать темную воду белой нулевой «мухой» – «Аглией», подбрасывая ее под кусты и по кромке травы. Так, для проверки.

По словам рассудительного Артема, знавшего реку, именно на белую «вертушку» и брали здесь голавли до двух кило. Мол, силикон и прочие изыски у местной рыбы не в почете. Но все равно проверяю весь свой не очень богатый арсенал. Но, то ли погода не по рыбе, то ли река еще не приняла меня, торопливого новичка в этих местах, но приманки лишь уныло мерцали в воде, шипящей от мороси. Рыболовы всегда склонны обвинять в своих неудачах именно погоду, фазы Луны, давление, ветер, сглаз лукавой ведьмы, чей-то ночной грех перед рыбалкой, но здесь, наверное, все же виновата была именно погода. По крайней мере, так решил я. Где же вы, знаменитые голавли Ярани?! – вопиет душа… Цепляю напоследок белую «вертушку» четвертого номера, но ее лишь проводил до самого лопушника щур на килограмм. Извернувшись в воде, он лениво ушел в черную бокалду.

– Саня! Простодырина! – кричит с берега Сергей. – На пескаря попробуй! Жерлицы зря что ли брал?!

Простодырина… Это он, наверное, про мои камуфляжные брюки, что расползлись по самое колено. Или с головой что. Готовлю легкий «телескоп» и подбрасываю кусочек червяка на крючке под самый берег, на чистую песчаную отмель, где глубины всего сантиметров двадцать. Поплавок не успел приподняться, как его поволокло в сторону. Пескарь брал беспрерывно, причем некоторые из них были чуть ли не с ладонь и сгодились бы на хорошую жареху.

Жерлицы выставил рядом с травой, а наживил, конечно, пескарями. Пока пили с Сергеем чай на бережку, шесть жерлиц из девяти были размотаны, некоторые – до конца, до туго натянутой лески и косо висящей рогульки; некоторые просто вяло болтались, и леска ломаной линией уходила куда-нибудь под куст. Хватали некрупные окуни, попадались щуры, но, самое удивительное: из-под топляков, кустов и травы пескаря хватал голавль! Тот самый голавль, за которым я, может быть, только и ехал. Из-за которого я опять оставил дома два жестких спиннинга (для чистоты эксперимента) с испытанными щучьими блеснами, а взял лишь ультра-лайт с леской 0,16 мм и тестом 2-12 гр. И думается, сработал бы этот самый «ультра» в хорошую солнечную погоду, когда голавль двигается поверху или стоит под кустами. Сейчас же, в эту морось, он, кажется, залег под бревнами и выходил лишь лениво на живую рыбку. Так бывает и со щукой, и с окунем, когда оные отплевываются брезгливо от любой обманки и берут лишь на живца.

А у Сергея на донки попадалась всякая рыба. Были в его улове подлещики, встречалась крупная плотва-сорога. На удочку он надергал мелочишки на живца, но я отказался от квелых сорожек. Есть пескарь.

Дождь моросил, косо падая на луга и темную воду Ярани. Мы посидели у костра, половили под дождем пескарей и потом, вернувшись к палатке, почему-то стали пить шампанское, завалявшееся в багажнике «пятерки». Странно было пить на рыбалке именно шампанское, и особенно дико было, что оно «завалялось»… Так, наверное, могло подуматься.

Вечером выяснилось, что у Сергея в машине, буквально под ногами, «завалялся» и спирт. Горела дрожащая свеча в палатке, по стенам-полотнищам шуршал ленивый дождь, сбиваясь на торопливый перестук, пищал приемник в изголовье и был разговор: о рыбалке, женщинах, о нас-простодыринах. Но главное, о чем все же говорили, так это о темных ямах-бокалдах, где прятался сильный ясноглазый голавль-красное перо…

Самые рыбные места России, где точно клюёт рыба.

В Карелии можно отыскать немало замечательных водоёмов, идеально подходящих для рыбной ловли, но самым привлекательным из них кажется уникальное метеоритное озеро Янисъярви, чьи берега покрыты величественными сосновыми лесами. Недалеко от него находится несколько комфортабельных баз отдыха, на территории которых можно не только порыбачить, но и поохотиться.

Карелия, Онежское озеро.

Одно из лучших мест в России для трофейной рыбалки. Почти пять десятков видов рыбы, из которых особенно хорошо клюют лосось, форель, хариус и щука. Прямо на местных базах отдыха можно взять в аренду катер с командой (которая при случае обучит и начинающих рыболовов) — и попытаться установить какой-нибудь мировой рекорд по улову.

Река бассейна Онежского озера, удаляющаяся от него на расстояние в добрых две сотни километров, предлагает первоклассную рыбалку в сопровождающих её русло многочисленных заливах. Там можно наловить вдоволь щуки, уклейки, плотвы, окуня и верховки, а в перерыве совершить рифтинг-сплав по бурным водам Шуи.

Читать еще:  Тайное водохранилище - место для рыбака

С Адлерских пляжей — да на водоёмы дельты Мзымты. В протекающей чуть ли не в центре города реке ловятся отменный сазан и толстолобик. А если надоест, всегда можно махнуть на озёра и форелевые хозяйства близлежащего Сочи. Думается, о качественном сервисе в этих местах упоминать будет излишним.

В Судаке существуют два наиболее популярных места для рыбалки. Гора Алчак-Кая, с которой открывается поистине фантастический вид. Кроме, собственно, разнообразной рыбы здесь водятся крабы, мидии, креветки. Другое место — это местный городской причал рядом со старой крепостью. Однако приезжему рыбаку лучше запастись эхолотом, поскольку из-за большого скопления людей и проходящих плавсредств, рыбные стаи активно мигрируют.

Крым, Алушта, пос. Рыбачье.

Алушта — не только популярный курорт в Крыму, но и отличное место для рыбалки. В районе курорта есть даже поселок, который так и называется — Рыбачье. Ловить можно как с берега, так и с лодки, а для любителей чего-то экстремального отлично подойдёт вариант увлекательной подводной рыбалки.

Наиболее распространённый вариант — ловля с лодки. В Алуште много компаний, которые дают напрокат не только различные плавсредства, но и все необходимые снасти, а также спасательные принадлежности.На берегах Алушты не составит труда половить барабульку, эту подлинную визитку данного курорта. Среди других популярных рыб — морской окунь и луфарь.

Москва, Лосиный остров.

Рыбное место, куда можно выбраться из российской столицы на выходных — всего пара километров от МКАД. За ловлю на находящихся на территории заповедника прудах придется заплатить, что вполне компенсируется чистым дном (можно не опасаться коряг!) и водящимися в изобилии карпом, амуром, сомом, карасем, форелью, щукой и осетром.

Московская область, Клинское водохранилище.

Чуть дальше от Москвы можно наловить полный рюкзак карася, карпа, леща, линя, налима, окуня, судака, щуки и язя — рыбы мечты! Клинское водохранилище и многочисленные водоёмы вокруг него позволяют удовлетворить самые разные требования: любителей простоты платной рыбалки ждут в деревне Новосёлки, все остальные могут свободно найти себе место по вкусу.

Волгоградская область, Ахтуба.

Река-мечта, чьё дно испещрено многочисленными глубокими ямами, где водятся гигантских размеров сомы, щуки и жерехи. Вполне возможно, что вам повезёт — и вскоре вы будете разводить в стороны руки, пытаясь показать какого размера исполина удалось недавно поймать на обыкновенного червя. Только запаситесь леской попрочнее.

Астраханская область, Низовья Волги.

Спросите у любого заядлого рыбака о самых рыбных местах России — и среди первых он назовёт вам низовья Волги в Астраханской области. Масса гостиниц, возможность порыбачить с борта туристического теплохода и просто неимоверное разнообразие рыбы (тут хорошо берёт даже осетрина, севрюга, белуга и сазан) заманивают сюда поклонников традиционного русского мужского отдыха со всего бывшего Советского Союза.

Смоленская область, Днепр.

Ещё дальше от столицы находятся истоки Днепра, представляющие собой богатые рыболовецкие угодья. Пусть в Смоленской области «путь из варяг в греки» не разливается так, как в Беларуси и Украине, но по разнообразию рыбы соседним странам ничуть не уступает. Здесь клюют лещ, карась, плотва, сом, судак, окунь, щука и линь, а разбавить посиделки с удочкой можно отлавливая раков.

Ленинградская область, Ладожское озеро.

Озеро в Ленинградской области прославило себя не только званием «Дороги Жизни» в годы Великой Отечественной, но и замечательным местом, в водах которого водится полсотни видов рыбы. Судак, окунь, щука, плотва, красноперка, линь, карась, лещ, сиг, язь, корюшка, налим, сиг — и это далеко не полный список. А самая лакомая добыча для рыбака на Ладоге — это, конечно же, редкая и хитрая палия.

Ярославская область, Рыбинское водохранилище.

Тот случай, когда название говорит само за себя. Воды Рыбинского водохранилища, что находится на пересечении Ярославской, Тверской и Вологодской областей, дают богатый улов как в летний период, так и зимой. А обилие рек и речушек поблизости позволит опробовать любые виды и способы рыбной ловли.

Тверская область, Селигер.

Красивейшая система озёр привлекает не только членов политических молодёжных организаций, но и любителей половить в тишине рыбку большую и маленькую. Красивейшая природа здешних берегов, обилие судака, щуки, угря, окуня, налима, плотвы, леща, карпа, краснопёрки, и масса баз отдыха делает Селигер прекрасным рыбным местечком.

Единственная река, вытекающая из озера Байкал, может похвастаться обилием такой рыбы, как щука, окунь, осётр, сорога, хариус, тугун, налим, елец и таймень, недостатка которой в здешних водах нет. Красивейшие виды и близость — если, конечно, вы решите разместиться недалеко от Иркутска, — к величественному древнему озеру идут в качестве бонуса.

Мурманская и Архангельская области, Белое море.

От сурового холодного северного моря веет не только духом приключений, но и богатым уловом. А прибрежный сервис районов Кандалакши и Северодвинска всегда готов предоставить гостям отдых на благоустроенных базах, удобные яхты и даже традиционные рыболовецкие судёнышка. Клюёт здесь треска, скумбрия, палтус, морской окунь и пикша.

Камчатка, Берингово море.

Наверное, самое экзотическое и экстремальное место для рыбной ловли в России. Расстояние, которое придётся преодолеть до Камчатки, полностью компенсируется почти тремя сотнями клюющих в этих водах видов рыбы. Как дополнение — красивейшая и совершенно неземная природа здешних мест. Даже удивительно, что рыбаков из США и Канады в Беринговом море куда больше, чем их коллег по хобби из России.

Источники:

http://rybolovnn.ru/archive/gsc/2009/168/golavli_yarani/
http://www.fishlovlya.ru/news/otchet_o_rybalke_r_jaran_1_den_kirovskaja_oblast/2012-04-26-546
http://pikabu.ru/story/samyie_ryibnyie_mesta_rossii_gde_tochno_klyuyot_ryiba_6023529

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector